PHOTOGRAPHS ARE A WAY OF IMPRISONING REALITY… ONE CAN’T POSSESS REALITY, ONE CAN POSSESS IMAGE — ONE CAN’T POSSESS THE PRESENT BUT ONE CAN POSSESS THE PAST. SUSAN SONTAG
Garshin, Kirill

1—22 ОКТЯБРЯ / МАСТЕРСКАЯ АРТ-РЕЗИДЕНЦИИ «ЗАРЯ» (ЦЕХ ЦРМ, ВХОД 4)

30 СЕНТЯБРЯ / 18:00—20:00 / ПРЕЗЕНТАЦИЯ ПРОЕКТА

  • Авторская экскурсия: 1 октября в 17:00
  • Вход свободный. Для посещения обращайтесь на ресепшн ЦСИ «Заря»

Для Кирилла Гаршина арт-резиденция «Заря» явилась поводом для диалога между человеком и природными космологиями, от которых эпоха антропоцена все дальше отдаляет людей как вид. Гаршин исследует свойства и возможности (а также пределы) органического пигмента как материала для живописи. Начав со своей серии «Бестиарий», живописец из Воронежа экстрагирует органические красящие вещества. Заинтересовавшись эндемиками Приморского края и начав с ними работать, Кирилл внезапно столкнулся с крупнейшими ливнями и тайфунами во Владивостоке за несколько десятков лет. Водоросли и цветы, которые должны были стать для него рабочим материалом, «не шли в руки», и тогда художник концептуализировал саму неявленность материала и сложность в его объективизации.

Отталкиваясь от анимизма и придав водоросли агентность субъекта, художник делает ее главным персонажем своего живописного полотна. Автор настаивает на эскизности изображаемого и упаковывает идею в формат карты. Референсом послужила карта, составленная в 1929 году орочским шаманом Сиану (Савелием Максимовичем) Хутунка, на которой изображено путешествие и перевоплощение человеческой души в загробном мире. Работу Гаршин увидел в качестве экспоната в Музее истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева и решил оттолкнуться от нее сюжетно и смыслово. Об этой карте была написана этнографическая статья путешествовавших в том году к орочам сотрудников Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого Академии наук СССР В.А. Аврорина и И.И. Козьминского. Идея экспедиции к тунгусо-маньчжурским народам зародилась еще у отбывавшего до 1897 года на Сахалине ссылку этнографа Л.Я. Штернберга. И если А.П. Чехов переписывал на острове каторжных и ссыльных, то профессору Штернбергу поручили исследование коренных народов. По его следам уже после его смерти отправились В.А. Аврорин и И.И. Козьминский, которые встретились с шаманом Савелием Хутункой и зафиксировали его карту и ее расшифровку в публикации 1949 года, вышедшей от Музея антропологии и этнографии. Текст подробно описывает, почему в загробном мире все наоборот, а Евразия на карте изображена в виде безрогого лося, а также описывает долгий путь души к лунной земле и обратно в перерождение, который заканчивается тем, что «душа падает на нашу землю, попадает в какую-нибудь женщину, и в результате этого родится новый человек». Поверхностно судить о данных представлениях как о «первобытных» или «наивных» означает вписывать их в строгие рамки позитивного научного знания. Шаманистские же знания выходят за пределы современной науки и являются зеркалом множества космологий, не признанных модернистской научной парадигмой прогресса и цивилизации.

Кирилл Гаршин: «Мой проект — это космическая карта, путешествие по загробному миру некой сущности или духа красной водоросли, из которой можно сделать краску (а, может, и нельзя). Это история того, как красные водоросли выглядят, если представить, что это живое существо, которое вечно ускользает от меня. Оно проходит процесс трансформации: зарождается, растет, его собирают люди. В конце концов водоросль умирает и перерождается в нечто иное».

Карты как навигационный медиум и объект научного знания о географии или устройстве того или иного пространства как бы претендуют на объективность научного документа, при этом часто в самой их композиции или деталях прочитываются достаточно субъективные время и место, а также условия их появления. Как отмечает исследователь Софья Гаврилова в своей статье «Потерянный и возвращенный Катар», «трепетное отношение к карте как к вершине познания мира, уходит корнями в эпоху географических открытий; в силу затрудненного обмена знаниями они предлагали свое собственное уникальное представление о картине мира». Гаршин же намеренно дистанцируется от авторитарной роли карт как позитивистского и модернистского проекта и вводит в свою карту цикличность как метод взаимосвязи всего живого и неживого через размечание их неустойчивых позиций. Теоретик географии и географ Борис Родоман называет карты, изображенные не по правилам классической картографии, «картоидами».

О непрерывности и взаимосвязи природного и человеческого написано много: из последнего можно отметить труд Эдуарда Кона «Как мыслят леса: к антропологии по ту сторону человека» (2013) и текст Анны Лёвенхаупт Цзин «Гриб на краю света. О возможности жизни на руинах капитализма» (2015). Если вторая книга анализирует агентность грибов мацутаке, то первая выстраивает оптику руна-пума — коренных жителей Амазонии, которые умеют «превращаться» в ягуаров, чтобы хищники принимали людей за своих сородичей. Образ оборотня вводит в свою работу и Кирилл Гаршин.

Художник прибегает к гипертрофированности через категорию «жуткого». Зигмунд Фрейд, например, понимал жуткое как «разновидность пугающего, которое имеет начало в давно известном, в издавна привычном». Дух красной водоросли, выступающий на звездной карте в качестве номада вместо человеческой души, проходит различные стадии трансформации во время своего пути. Из волокон морского растения сплетаются антропоморфные тела, в которых воплощается довольно страшный образ человечества — общества, эксплуатирующего природу и оказавшегося в итоге эксплуатируемым ею самой. Это некая новая форма человека, люди-мутанты.

Проводя аллюзию от морских глубин к космосу, Гаршин, подобно Тарковскому в «Солярисе», создает непознанную человеком параллельную вселенную. Невидимая грань между воздухом и морской гладью, похожей на пленку мазута, в сюжете, заложенном художником, словно является водоразделом между нашей планетой и бесконечностью космоса.

  • Справка:

Кирилл Гаршин (род. 1990, Воронеж) окончил Воронежское художественное училище по специальности «художник-педагог». Избранные персональные выставки: Персональный стенд на Cosmoscow (Москва, 2022), «Мечты о небесных светилах на чёрной земле» (галерея «Х.Л.А.М.», Воронеж, 2020), «Ночные животные» (галерея «Сцена», Москва, 2018). Избранные групповые выставки: «Комната для всех» (галерея «Сцена», Москва, 2023), Первая триеннале российского современного искусства (музей «Гараж», Москва, 2017), «В славном городе Воронеже» (ЦСИ «Винзавод», Москва, 2016), IV Московская международная биеннале молодого искусства (Музей Москвы, Москва, 2014).

ВХОД СВОБОДНЫЙ

Текст: Яна Гапоненко

5 АВГУСТА / 17:00 / ПРИВЕТСТВЕННАЯ ЛЕКЦИЯ КИРИЛЛА ГАРШИНА

Приглашаем на артист-ток резидента «Зари» Кирилла Гаршина. Это один из немногих современных российских художников, работающих исключительно с живописью. В его авторских поисках просматриваются, с одной стороны, отсылки к советскому гиперреализму, а с другой — попытки переосмысления актуальных интернациональных тенденций, где главными темами становятся память и исследование повседневности.

С середины 2022 года Кирилл ведет живописный проект «Бестиарий», особенностью которого является использование мёда, глины и органических красок, сделанных из растений, а также крапивной ткани в качестве холста. С концептуальной точки зрения цикл работ визуализирует общее ментальное состояние общества через образы животных, находящихся в том числе в Красной книге РФ. Стилистически же в работах использованы отсылки к православной иконе с ее угловатостью и декоративностью с одной стороны и с реалистичными элементами — с другой. По словам художника, данный цикл знаменует его «отход от традиционной техники живописи к экологичности в рабочем процессе».

В резиденции Кирилл планирует развивать свой проект, изучая редких животных Дальнего Востока, а также местные растения, которые могут быть использованы в качестве пигмента для краски.

  • Справка:

Кирилл Гаршин (род. 1990, Воронеж) окончил Воронежское художественное училище по специальности «художник-педагог». Избранные персональные выставки: Персональный стенд на Cosmoscow (Москва, 2022), «Мечты о небесных светилах на чёрной земле» (галерея «Х.Л.А.М.», Воронеж, 2020), «Ночные животные» (галерея «Сцена», Москва, 2018). Избранные групповые выставки: «Комната для всех» (галерея «Сцена», Москва, 2023), Первая триеннале российского современного искусства (музей «Гараж», Москва, 2017), «В славном городе Воронеже» (ЦСИ «Винзавод», Москва, 2016), IV Московская международная биеннале молодого искусства (Музей Москвы, Москва, 2014).

ВХОД СВОБОДНЫЙ

«Привет! Меня зовут Кирилл Гаршин, я художник из Воронежа.

Начну с того, что в основном я работаю с живописью и стараюсь развивать именно этот медиум. В какой-то момент я решил полностью переосмыслить свою практику и пришел к созданию манифеста, обращенного в большей степени к себе. Основная идея заключается в развитии живописного медиума через отказ от промышленных красок и их замену на более органические и аналоговые альтернативы. В частности, я использую мед, глину и акварель, созданную из растений. В какой-то степени извлечение пигмента и смешивание красок даже похоже на алхимию. Конечно, это повлияло на дальнейших характер моих работ, т.к. невозможно и неправильно только лишь заменить фабричные краски на органику, но воплощать в реальность все то же самое, что и прежде. Манифест, как я уже сказал, подразумевает и внутренние изменения.

В резиденции во Владивостоке я искал развитие собственной технологии с ориентиром на локальные контекст. Мне известно, что у вас растут различные экзотичные для средней полосы виды флоры, причем как на земле, так и в море, например, водоросли, которые я планировал использовать в создании органических красок. Однако итоговый проект будет базироваться не только на стыке искусства и научных данных, но и подкреплен определенной идеей и духовной составляющей, характерной для коренных дальневосточных народов.

Как резиденту "Зари" мне дали большую базу для поисков необходимых материалов, свели с различными учеными ДВО РАН. Сначала моя деятельность заключалась в основном в экспедициях и вылазках в природные зоны. Некоторыми рабочими историями из моего пребывания во Владивостоке я бы и хотел поделиться.

В одну из таких поездок вместе с командой «Зари» и весенней резиденткой Лизой Наркевич и ее семьей я отправился на остров Русский, где собирался найти местное растение «синеглазку» (также известную как Коммелина обыкновенная), потому что узнал, что раньше эвенки и нанайцы, вероятно, получали из её лепестков пигмент для окраски рыбьих кож в голубой цвет. Сейчас цветок считается сорным (думаю, многие местные жители видели эти крохотные лазурные цветочки) и растет как будто бы повсюду, но искать его целенаправленно оказалось довольной сложной задачей. Я нашел синеглазку, но этого количества оказалось недостаточно для извлечения пигмента. К тому же, как оказалось, сразу после срезания цветки начинают быстро сохнуть. У меня не было технической возможности извлечь пигмент непосредственно на месте, но я сохранил и привез в резиденцию то, что смог собрать, для проведения дальнейших опытов.

Спустя какое-то время Лиза рассказала, что видела синеглазку на сопочке за цехами Фабрики «Заря». Однако дойдя до места, я увидел, как мужчина с чем-то похожим на серп срезал всю траву в округе. Я срочно начал искать хотя бы остатки цветков в траве, но мне не удалось. Они исчезли. Но я не опустил руки и продолжил искать материал для своего проекта.

Это лишь немногая часть моих приключений. Но это дало мне понимание, что Приморский край просто так не дается и что это место очень серьезное и сильное духовно.

За время моей резиденции в крае прошли разрушительные тайфуны, затопления, нефтяные разливы, что катастрофически повлияло не только на регион, но и на реализацию проекта: нужная мне органика (цветы и водоросли) оказалась труднодоступна в связи с природными катаклизмами либо уничтожена вовсе.

В конечном итоге это нашло отражение в проекте: в череде событий я захотел увидеть определённую мистическую подоплёку. На определенные мысли меня натолкнула одна работа из Музея истории Дальнего Востока — шаманская карта путешествия и перевоплощения человеческой души в загробном мире. Совместив все свои наблюдения и данную карту в одно целое, я получил картину-историю.

Мой проект — это космическая карта, путешествие по загробному миру некой сущности или духа красной водоросли, из которой можно сделать краску (а, может, и нельзя). Это история того, как красные водоросли выглядят, если представить, что это живое существо, которое вечно ускользает от меня. Оно проходит процесс трансформации: зарождается, растет, его собирают люди. В конце концов водоросль умирает и перерождается в нечто иное».