A COLLECTOR IS AN ARTIST, ONLY INSTEAD OF PAINTS, HE USES THE READYMADE WORKS THAT HE SELECTS. VIKTOR SAMSONOV
ОТ БОЛЬШОГО ПЕЛИСА ДО ГОРНОВОДНОГО: ОПЫТ ХУДОЖНИКОВ ПРИМОРЬЯ В ОТШЕЛЬНИЧЕСТВЕ / ЛЕКЦИЯ

20 МАЯ / 17:30–19:00 / ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

Укрытие и самоизоляция, вплоть до отшельничества, все чаще становятся не просто ситуационным выбором, к которому обращаются художники Владивостока с целью уединения, но и полноценной осознанной стратегией, а также предметной оптикой, через которую можно анализировать их художественные практики. На лекции Яны Гапоненко речь пойдет об особенностях вакуумной арт-сцены Владивостока и автономности и оригинальности развившегося у моря и в тайге художественного языка.

Отшельничество и самоизоляция как художественный метод приморскому искусству известны давно: на необитаемом острове Большой Пелис в 70 км от Владивостока с 1970-х годов несколько десятков лет уединенно жил и работал художник Виктор Федоров. В своих живописных работах он изображал женскую натуру, приписывая ей антропоморфные черты физиологии чайки — птицы, которая наверняка была одной из немногих его собеседниц на острове. Сегодня также немало местных художников живет изолированно. Например, художественную группу «ДВР» с их таежной резиденцией в поселке Горноводное ведет идея коммунальности через эскапизм в социальный топос. Елена Никитина живет и работает в другом поселке Приморского края — Тигровое, вводя в свою абстрактную живопись и фотографию впечатления от быта в малонаселенной деревне. Фотохудожник Глеб Телешов совершает экспедиции на Чукотку, где героями сюжетов выступают забытые и руинированные объекты отдаленных от цивилизации мест.

Изоляция становится и непосредственным содержательным элементом работ ряда художников: так, заслуженный владивостокский автор Федор Морозов собрал целую серию почтовых марок с репродукциями художников XX века, по которым изучал историю искусства в закрытом до 1992 году Владивостоке, и создал из них искусствоведческий атлас. Коллекционер и филантроп Александр Городний в 1970-80-е буквально перерисовывал обложки редких виниловых пластинок, попадавших в город с моря, в свои так называемые «джинсовые тетради», создав своеобразный архив запрещенной тогда музыки. Художник Ильяс Зинатулин в своей серии 1998 года «План эвакуации» изобразил условные схемы убежищ, планы побега и инструкции по выживанию. За последнее десятилетие сюжет изоляции развивал и Александр Казанцев, занимающийся самостоятельным авторским картографированием островов Рейнеке, Желтухина и Рикорда. Эти и другие сюжеты лектор проанализирует в своем выступлении.

  • Справка:

Яна Гапоненко — куратор, основатель ВШСИ, ментор арт-резиденции «Заря».

ВХОД СВОБОДНЫЙ

Изображение: Александр Казанцев. Фрагмент береговой линии о. Рикорда (неоконченный), 2018.