Я ЧАСТО ЧУВСТВУЮ, ЧТО ЛЮДИ ПРИХОДЯТ КО МНЕ СНИМАТЬСЯ, КАК ПОШЛИ БЫ К ВРАЧУ ИЛИ ГАДАЛКЕ – ЧТОБЫ ВЫЯСНИТЬ, КАКОВЫ ОНИ. РИЧАРД АВЕДОН
ДЕРЕВО СТЕНА МАШИНА

1–16 ИЮНЯ / МАЛЫЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ

ВЕРНИСАЖ: 1 ИЮНЯ / 17:00

В Центре современного искусства «Заря» откроется совместная выставка «Дерево Стена Машина» приморского художника Павла Шукупова (арт-сообщество «33+1») и московского арт-критика и куратора Ани Петровой. Они представят фотографический мини-каталог с «формулой» типовых видов города, вскрывающей механизмы формирования среды и взгляда на нее обывателя.

Морфология Владивостока, кажется, состоит из трёх слагаемых: куста-дерева, кирпичной, бетонной или пластиковой стены и автомобиля азиатского происхождения. Разительный контраст природного, архитектурного и техногенного выделяет «город победившего автомобилиста» в российском урбанистическом ландшафте. Торговый порт, центр перегона и «перепрошивки» машин, выглядят для пешехода луна-парком с американскими горками: сопки поднимают многочисленные автомобили и деревья выше человеческого роста или опускают их далеко под ноги человеку. Такие виражи на поросших травой или замусоренных горах создают заезжему туристу необходимый саспенс, делая из обычной прогулки опасное приключение.

Фотографический мини-каталог предъявляет формулу типовых видов города по схеме «дерево–стена–машина», вскрывая механизмы формирования городской среды и нашего на неё взгляда. Другая городская «стена» – три мозаичных стелы на улице Калинина художников Алексея Онуфриенко и Анатолия Кацука. Сооруженные по заказу Виктора Ломакина, первого секретаря Приморского крайкома КПСС в 1980 году, эти монументальные панно посвящались рабочим профессиям Приморья: морякам, строителям, рыбакам. Сегодня эти находящиеся в стадии полураспада памятники позднесоветского модернизма с осыпающейся смальтой, обнаженным кирпично-бетонным основанием демонстрируют умирание и осыпание уже следующего «культурного» слоя – граффити. Руина, превращенная уличными художниками в стену для собственного высказывания, становится немым укором городу – чёрные слёзы рабочего, написанные баллончиком по специально привезённой во Владивосток из Ростова- на-Дону смальте, льются прямо на бетонные опоры стелы.

Городскую флору в выставочном проекте символизирует и живопись: абстрактные жёлто-зелёно-розовые композиции Павла Шукупова, члена арт-сообщества «33+1», складываются в крону большого дерева. Объекты из расходного материала шиномонтажа, «украшающие» весь город и сегодня ставшие его изгнанниками (использовать эти резиновые изделия в качестве дворовых клумб отныне запрещено), выглядят «гвоздями» экспозиции. «Ваза» с икебаной-сухостоем и «Лестница в небо» (оммаж «Бесконечной колонне» Константина Бранкузи) – во многом found objects, «найденные объекты»: схемы построения подобных конструкций из использованных покрышек были обнаружены на улицах самого города.

Так городская ткань главного города Приморья складывается в сложный пазл, слоеный пирог исторических смыслов и их забывания, инициатив и равнодушия, бытовых нужд и приспособлений, природы и цивилизации. Дерево–стена–машина, смальта–граффити–бетон, самостийные инсталляции из покрышек – только некоторые из найденных морфотипов одного города.

ВХОД СВОБОДНЫЙ