КТО ИСПЫТАЛ НАСЛАЖДЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА, ДЛЯ ТОГО УЖЕ ВСЕ ДРУГИЕ НАСЛАЖДЕНИЯ НЕ СУЩЕСТВУЮТ.
 АНТОН ЧЕХОВ
Медиатека

МУЗЕЙНОЕ ЗНАНИЕ, МАГНИТНОЕ ПОЛЕ И СПУТНИКИ ОДНОЙ ОРБИТЫ

В 2023 году арт-резиденция «Заря» во Владивостоке после долгого перерыва вновь приняла резидентов из центральной части России, а также с Дальнего Востока нашей страны. Все художники работают в разных медиа: брат и сестра Ильяс и Яна Джан-Ша – музыкант и поэтесса; Елизавета Наркевич – живописец, коллажистка и поэтесса; Александр Дашевский – живописец и куратор; Ярослава Комиссарова – стрит-артистка; Кирилл Гаршин – живописец. Гостями стали и два иностранных художника: Манту Дас из Индии – живописец, работающий также в технике световой инсталляции, и Айша Джанна Мюллер из Италии – фотограф и видеохудожница. Одна из резиденций была писательской: в ней шеф-редактор журнала «Искусство» Алина Стрельцова сосредоточилась на работе с местным контекстом через серию публикаций.

Итоги резидентского года в «Заре» подвела в статье ментор проекта Яна Гапоненко, разделив публикацию на три смысловых главы. Первая – «От музейного знания к устным преданиям» – рассказывает о тактиках работы резидентов с музейным наследием города. Вторая – «Владивостокское магнитное поле в карьере художника» – посвящена индивидуальным художественным практикам. И третья – «Спутники одной орбиты» – рассказывает о локальных акторах, которые стали проводниками для резидентов.

  • ОТ МУЗЕЙНОГО ЗНАНИЯ К УСТНЫМ ПРЕДАНИЯМ

Большинство проектов в 2023 году стали историографическими и сосредоточились на истории территории Приморского края и ее репрезентации. Причем репрезентации очень разной: будь то в публичном профессиональном и музейном кругу или же в узком семейном контексте жителей края. Часто отправной точкой для художников выступали экспонаты Музея истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева. За время паузы, которую взяла арт-резиденция «Заря» с 2019 по 2022 гг., Музей Арсеньева успел вырасти до крупнейшего в регионе мемориального комплекса. Он становился первой точкой в исследовании резидентов: именно сюда они приходили в поисках ответов на вопросы о том, как представлен в музее местный исторический контекст. Живописец Кирилл Гаршин, например, взял за основу своего проекта шаманскую карту, выставленную в музее. Еще одна институция, с которой резиденты находились в постоянном диалоге – Дальневосточное отделение Российской академии наук. Его представители – научное сообщество края – консультировали Яну Джан-Ша, Елизавету Наркевич и Кирилла Гаршина.

Итоговый проект Елизаветы Наркевич. Вид экспозиции. 2023

Но многие художники сосредоточили свои силы на переосмыслении местной мифологии или урбанистики через рассказы местных жителей. Например, у резидента из Индии Манту Даса накопился целый дневник подобных рассказов, а также его собственных впечатлений от города. Он обещает вернуться к нему в 2024 году и дома написать живописное полотно в традиции индийской миниатюры, основанное на бытовых зарисовках и повседневных сюжетах из столицы Приморья. Москвичка Лиза Наркевич взяла серию интервью у людей, выясняя, как они жили во Владивостоке в период его закрытого статуса, а петербуржец Александр Дашевский обратился к купленным на блошином рынке семейным фотоархивам. Найденные фотографии иллюстрируют многообразие возможных взаимодействий жителей города с памятниками, где монументы становятся самостоятельными акторами сюжетов. Среди героев кадров – такие переменчивые истории города, как памятник Завойко/Лазо, а также перемещенный памятник героическим торговым морякам.

Итоговый проект Александра Дашевского. Фрагмент экспозиции. 2023

Крайне личным оказался итоговый перформанс Яны и Ильяса Джан-Ша, выступающих в дуэте «Шизандра» (названном в честь китайского лимонника, произрастающего в Хабаровском и Приморском краях). Уйдя в регистр, близкий к арт-терапии, брат с сестрой исполнили на «Заре» концерт, который отражает все практики местного музыкального движения «Странная дальневосточная волна» (который инициировал владивостокский поэт Спартак Голиков и куда также, помимо «Шизандры», входят группы «Самый маленький человек», «МА ГАК ПА» и другие). Художники характеризуют свой музыкальный жанр как «арт-панк» или, как его определил сам Ильяс, «психоделическое техно».

Яна и Ильяс также работают с темами собственной этнической и территориальной принадлежности. Коллажи Яны Джан-Ша выступают визуальным воплощением поиска культурного кода двух крупных дальневосточных городов, появившихся на месте Маньчжурии – Хабаровска (откуда художники родом, и где они живут и работают) и Владивостока (куда они часто приезжают). У брата и сестры смешанные корни: их прапрадед – этнический китаец с фамилией Чжан из провинции Хэбэй, который женился в Казахстанской ССР и затем переехал на Дальний Восток. Художники впитали китайскую культуру еще в детстве. Как признается Яна, когда она слышит китайскую речь, то сразу ощущает расслабление на телесном уровне. Художница, изучающая китайский язык, справедливо связывает это со своими генетическими корнями. Творчество Яны – попытка сформулировать эту идентичность и отрефлексировать свое происхождение в публичном поле.

Музыкально-поэтический перформанс группы «Шизандра». 2023

Для Яны и Ильяса Джан-Ша важны практики психо- и арт-терапии: коллаж, поэзия и музыка для них являются сублимацией собственных эмоций. Для Яны коллаж – это аналог дадаистского автописьма: коллажи она создает спонтанно, погружаясь в себя и стараясь ухватить и материализовать в образы собственные эмоции. Поэзия позволяет ей избавиться от навязчивых фраз, прокручиваемых в голове. Фиксируя их на бумаге, Яна конструирует игру слов, разбивая привычные нарративы. Она обращается к blackout поэзии – художественному приему, который подразумевает исключение или «зачеркивание» отдельных слов в собственных или чужих текстах. Во время своей арт-резиденции Яна подготовила второй зин «Шизандры» со стихами и коллажами.

Сбор устных историй также стал основным инструментом работы для резидентки из Москвы, искусствоведа и редактора журнала «Искусство» Алины Стрельцовой. Предметом ее метаисследования стали непосредственно исследования других художников. Таким образом она по-новому взглянула на роль арт-резиденции в карьере художника, а также на методы работы «Зари» с местными сообществами. Через серию интервью Стрельцова пишет свою историю искусства Владивостока с нулевых годов, «подсвечивая» местных молодых художников, активных последний десяток лет: Дальневосточных Разлучниц (ДВР), Кирилла Крючкова и Михаила Чувакина. Несмотря на то, что их работы представлены в музейных собраниях не слишком широко, эти фигуры и художественный коллектив остаются ярчайшими творческими единицами Приморского края, непосредственно влияющими на новое поколение художников. Примечательно, что именно закрепленное в сознании арт-сообщества знание о нынешних ключевых фигурах современного искусства Владивостока является альтернативой публичному, транслируемому академическим стандартом, городскому канону.

Алина Стрельцова. Фото: портал «Вечерний Владивосток». 2023

Внеакадемическое знание также транслирует в своем итоговом живописном полотне Кирилл Гаршин из Воронежа. Он отталкивается от шаманистских представлениях о загробной жизни. Поверхностно судить о них как о «первобытных» или «наивных» – означает вписывать их в строгие рамки позитивного научного знания. Шаманистские знания выходят за пределы современной науки и являются зеркалом множества космологий, выброшенных на обочину научными прогрессивистами. Гаршин намеренно дистанцируется от авторитарной роли карт как позитивистского проекта. Его картина, по словам самого художника, представляет собой условный путь путешествия распространенной в Приморье красной водоросли по загробному миру. Карта у Гаршина представляет собой не точно размеченную территорию, но сеть не самых устойчивых ориентиров. Резидентская работа художника вошла в частную коллекцию в Москве.

Итоговый проект Кирилла Гаршина. Вид экспозиции. 2023

Еще один резидент, положивший в основу своего проекта карту, найденную в собрании Музея истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева, – Ярослава Комиссарова. Береговая линия вдоль территории Приморского края изображена у Комиссаровой в форме абстрактной волны. Ее тон меняется в зависимости от уровня воды на побережье Японского моря. Цветовая градация в работе Ярославы – своеобразная шкала уровня загрязнения прибрежных вод, референс для которой художница также обнаружила в музее. Изображение сетки, которую Комиссарова показывает в читальном зале ЦСИ «Заря», отсылает сразу к двум образам. С одной стороны, к модернистской сетке, которую анализирует в своих работах американская искусствовед Розалинда Краусс. С другой стороны – к навигационным картам, позволяющим морякам Приморья передвигаться по водной территории региона. Комиссарова словно отменяет время и называет изображенную территорию Terra Incognita, давая понять, что не все земли на планете могут быть до конца исследованы.

Итоговый проект Ярославы Комиссаровой. Terra incognita. 2023

Вторая работа художницы, уличная, – это результат работы с другой институцией, Музеем истории и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Ярослава сделала акцент на репрезентации коренной народности региона: айнах, живших, преимущественно, на острове Сахалин. Художница изображает двух представительниц этого народа, а также «Абрикосовый храм», предположительно, первый буддистский храм VII века на территории современного Приморья. Своей работой она рассуждает о самосознании малых народностей и о том, какассимиляция может размывать человеческую идентичность. Методология резидентки – археологический подход к фольклору и сближение персональных нарративов местных художников, которые приняли участие в ее мастер-классе. Ярослава выступила проводником коллективного знания о том, какие разные слои истории хранит Приморье.

Итоговый проект Ярославы Комиссаровой. Царства проходящие. 2023

  • ВЛАДИВОСТОКСКОЕ МАГНИТНОЕ ПОЛЕ В КАРЬЕРЕ ХУДОЖНИКА

Для многих художников поездка во Владивосток стала логичным продолжением их собственной практики. Так, Манту Дас воспроизвел в собственной технике двухмерной световой инсталляции реплику живописного полотна Ильи Репина «Бурлаки на Волге», которое он увидел в Русском музее в первый приезд в Россию. Соединить северную (Санкт-Петербург) и восточную (Владивосток) окраины страны он решил через застывшие образы трудящихся. При смене освещения изображение бурлаков превращалось в Памятник борцам за власть Советов на Дальнем Востоке. Благодаря проекту эти два сильных визуальных образа разной России вступили в диалог друг с другом. Данным жестом он также провел параллель между посткапиталистической машиной современной экономики и ее унизительными условиями труда с каторжным трудом наемных рабочих XIX века. Некий волюнтаризм данного сравнения можно оправдать намеренным желанием Манту поставить под вопрос самоидентификацию владивостокского жителя и в то же время поднять универсальные темы справедливости и свободы.

Александр Дашевский в своем творчестве исследует феномен и наследие модернистского проекта, который поднял вопрос о рисках забвения. Он также рассуждает о равенстве и справедливости. Резиденция во Владивостоке стала поводом повернуть свой исследовательский интерес в сторону коллективной памяти. Как говорит сам художник, «проект, созданный во Владивостоке, я после показал в Петербурге. Материал, собранный в рамках резиденции, имел кураторское продолжение. В экспериментальном выставочном пространстве AZ/ART московского музея Музея AZ я сделал выставку «Живые скульптуры», где с помощью чужих произведений развил свои скульптурно-социальные штудии. Сейчас я работаю над выставкой «Замер и расщепился», проводящей параллели между защитными механизмами сознания и фрагментацией статуй. С 2024 года планирую начать работать со сложной скульптурной формой».

Итоговый проект Александра Дашевского. Фрагмент экспозиции. 2023

Лиза Наркевич увидела в резиденции возможность продолжить свою коллажную серию. Свои работы она конструирует из пар джинс, в которых путешествует по миру (в основном автостопом). В 1980-е джинсы были во Владивостоке редкостью, даже несмотря на статус портового города. В ходе резиденции Наркевич интересовалась сопротивлением материала, выбирая альтернативные холсту поверхности: роспись по ржавому металлу, так часто встречающемуся в списанных и заброшенных кораблях, или по ткани преимущественно дениму. Аккуратные отступления от академизма художница постепенно взрастила в исследовательский подход к изображаемому. Итогом стало поступление Наркевич осенью 2023 года в московский Институт современного искусства (бывший ИПСИ) им. И. Бакштейна на курс к Станиславу Шурипе.

Итальянка Айша Джанна Мюллер воспользовалась поездкой во Владивосток чтобы снять восход солнца в самый короткий световой день в году в городе, близком к линии перемены дат. Резиденция стала еще одним этапом в ее художественном изучении дня и ночи . Комната Айши к концу ее резиденции в «Заре» постепенно стала походить на кабинет детектива, расследующего криминальное дело: художница собрала многочисленные заметки по итогам своего общения с геологами, физиками, геодезистами и другими учеными в обеих странах. Айше было важно запечатлеть зимнее солнцестояние 22 декабря (Владивосток известен своей аномальной солнечной активностью зимой). В ходе исследования Мюллер вспомнила о советском утопическом проекте «Знамя»: он предполагал размещение в космосе гигантских зеркал, которые бы направляли солнечный свет на темные участки планеты. Ученые разрабатывали несколько итераций проекта, однако после распада СССР проект свернули. Мюллер изучила эту историю и в качестве итогового проекта в рамках арт-резиденции в «Заре» презентовала видеоработу, сделанную во время зимнего солнцестояния во Владивостоке, а также исследовательские наработки, которую она продолжит в 2024 году.

Айша Джанна Мюллер. Съемки рассвета во время зимнего солнцестояния. Фото: Надежда Антышева. 2023

Резидентам было так же важно проработать свои персональные архивы и прошлые невоплощенные идеи. Свободное время позволило приезжим художникам заново пересмотреть собственные проекты. Например, Яна Джан-Ша так описывает свой опыт: «У меня повысились требования к себе как художнику: я стала больше ценить свою индивидуальность и личное восприятие. Чаще стала задумываться о колониализме, экзотизации, изоляционизме, апроприации и формировать собственную позицию насчет этих явлений».

Итоговый проект Яны Джан-Ша. Вид экспозиции. 2023

  • СПУТНИКИ ОДНОЙ ОРБИТЫ

Арт-резиденция «Заря» стала для профессионального арт-сообщества Владивостока платформой для налаживания новых связей и поводом для взаимодействия с резидентами. Сотрудничество между сообществом и художниками продолжается и за пределами «Зари». Так, арт-директор владивостокского ЦСИ «Артэтаж» Александр Городний, общавшийся с Яной Джан-Ша во время ее резиденции, запланировал ее персональную выставку в «Артэтаже» в феврале-марте 2024 года. Куратор Юлия Климко показала резидентский проект Лизы Наркевич на Российской креативной неделе во Владивостоке в мае 2023 года, уже после того как Лиза вернулась в Москву (а в декабре Наркевич выставила работы из «Заревской» резиденции на выставке в городе Орел). Работы Наркевич также вошли в коллекцию «Артэтажа» и галереи «Портарт».

Горизонтальные связи, образовавшиеся между резидентами, позволили им расширить свои профессиональные контакты вне административной среды сотрудников «Зари». Резиденты образуют стихийное самоорганизованное сообщество, даже если во время резиденции авторы не пересекались во Владивостоке. Так, в сентябре Манту Дас с супругой гостил у Лизы Наркевич в Москве, а она в декабре навещала их в Индии. В наше общее время разобщенности подобные связи становятся залогом для будущего профессионального взаимодействия и обмена между городами и странами.

У каждого резидента во Владивостоке образовался свой профессиональный «сателлит» – фигура-спутник, с которой шел непрерывный двусторонний диалог. Наиболее частым «сателлитом» арт-резиденции «Заря» этого года стала владивостокская художница, морячка со стажем Надежда Антышева. С марта она неизменно участвовала в исследовательских процессах почти каждой резиденции: в качестве героя проекта, консультанта или заботливого собеседника. Коммуникация с резидентами подтолкнула Надю продолжить свои личные творческие проекты, и уже в декабре 2023 года она приняла участие в московской выставке под кураторством Александра Дашевского со своей фотосерией. Серия Антышевой называется «Люди из камня». Она была создана в 2008 году для владивостокского художественного фестиваля «Лабиринты острова Русский». Пятнадцать лет спустя Антышеву вдохновил резидентский проект Дашевского о контрмонументах, меняющих свое значение в течение времени. Фотосерия Антышевой из 20 изображений вошла в кураторский проект Дашевского «Системы мимикрии», выстроенный в виде трехактной экспозиции-размышления в новом пространстве вышеупомянутого АZ/ART Музея Анатолия Зверева.

Фотосерия Надежды Антышевой «Люди из камня» (2008) в рамках выставки «Живые скульптуры» (2023)

У Ярославы Комиссаровой такими собеседниками стали, например, владивостокская художница Ира Епифанова, а также владивостокский художник с хабаровскими корнями, Влад Шуба. Для Комиссаровой был важен момент участия других авторов: она пригласила владивостокских художников создать авторские зины, использовав свою резиденцию для предоставления голоса другим художникам. Подобный принцип использовал Влад Шуба в 2018 году, когда выпустил газету «Чикен Зин» с работами владивостокских и хабаровских художников.

Спутником-исследователем также стала Лидия Новинская, владивостокский историк и экскурсовод. Сопровождая проекты Дашевского и Комиссаровой, Новинская по-новому взглянула на понятие контрмонумента и помогла художнику в исследовании социальной архитектуры города. Другим спутником (для того же Дашевского) стал Александр Казанцев – владивостокский художник-отшельник, с которым у резиденции «Заря» сложился плотный диалог в течение всего года. Результатом этих переговоров можно считать долгожданную передачу Казанцевым его манускрипта «Дневник пленэров» в коллекцию «Артэтажа» Александру Городнему. «Заря» не только познакомила приезжих резидентов с местным сообществом, но и дала импульс локальным авторам продолжать собственные проекты и исследования.

В качестве спутника Лизы Наркевич выступил целый коллектив – литературное сообщество Владивостока «Серая лошадь», а также редакция журнала «Вакуум». В августе Наркевич повторила свою поездку во Владивосток самостоятельно, сделав ее на этот раз кураторской по методу и литературной по содержанию. Константин Дмитриенко дал Лизе полномочия редактировать августовский выпуск поэтического сборника «Вакуум», в который Лиза ловким кураторским решением поместила произведения Сергея Нелюбина, Спартака Голикова, Давида Загирова и других владивостокских поэтов. Еще одним спутником Наркевич стал музейщик Александр Городний. Напрашивается невидимая связь между его художественной серией «Джинсовых тетрадей» (обшитых джинсой блокнотов 1980-х годов с нарисованными обложками запрещенной в СССР советской музыкой и шаржами на музыкантов) и джинсовыми коллажами Наркевич: это своеобразные улики от представителей разных поколений и эпох в их интересе к закрытому Владивостоку.

Своеобразным спутником из прошлого для резидента Кирилла Гаршина стал орочский шаман Сиану (Савелий Максимович) Хутунка, чью карту путешествия души по загробному миру Гаршин переосмыслил и воссоздал в своей масштабной работе из органической акварели. Эта карта подробно описана в этнографической статье сотрудников Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого Академии наук СССР В.А. Аврорина и И.И. Козьминского по материалам путешествия к орочам. Текст подробно описывает, как устроен загробный мир и почему Евразия на карте изображена в виде безрогого лося. Она также описывает долгий путь души к лунной земле и обратно, который заканчивается перерождением: «душа падает на нашу землю, попадает в какую-нибудь женщину, и в результате этого родится новый человек». Кирилл Гаршин так описал свое исследование: «Мой проект — это космическая карта, путешествие по загробному миру некой сущности или духа красной водоросли, из которой можно сделать краску. А может и нельзя. Это история, как красные водоросли выглядят, если представить, что это живое существо, которое вечно ускользает от меня. Оно проходит процесс трансформации: зарождается, растет, его собирают люди. В конце концов водоросль умирает и перерождается в нечто иное».

Можно сказать, что спутником для Гаршина стал автор карты, а вместе с тем и растение, вокруг которого он построил сюжет своего полотна – багровая водоросль, произрастающая в водах Японского моря на берегу Владивостока. Ее образ гипертрофирован, здесь Гаршин отсылает зрителя к категории «жуткого», которую ввел Зигмунд Фрейд: это «разновидность пугающего, которое имеет начало в давно известном, в издавна привычном». Дух красной водоросли в представлении Гаршина оказывается странником, который проходит трансформацию на протяжении своего пути. Из волокон морского растения сплетаются антропоморфные тела, в которых воплощается довольно страшный образ человечества – оно одновременно эксплуатирует природу и подчиняется ей.

Арт-резиденция «Заря»

Программа арт-резиденции «Заря» в 2023 году позволила резидентам и жителям региона переосмыслить общепринятые знания о территории Приморья. Работы художников, с одной стороны, выстроились в мифологическую систему, которая рассказывает о городе. С другой стороны, Владивосток позволил некоторым художникам иначе посмотреть на свою практику и начать новые проекты и исследования. Хочется надеяться, что зритель тоже выиграл от этой программы и смог увидеть город с иной стороны: обратить внимание на его непроговоренные истории, положение коренных народов, воздвигнутые или исчезнувшие памятники, на закрытый в недавнем прошлом статус портового Владивостока, а также на уникальное географическое положение города и его ландшафт.

Яна Гапоненко, декабрь 2023

«Привет! Меня зовут Кирилл Гаршин, я художник из Воронежа.

Начну с того, что в основном я работаю с живописью и стараюсь развивать именно этот медиум. В какой-то момент я решил полностью переосмыслить свою практику и пришел к созданию манифеста, обращенного в большей степени к себе. Основная идея заключается в развитии живописного медиума через отказ от промышленных красок и их замену на более органические и аналоговые альтернативы. В частности, я использую мед, глину и акварель, созданную из растений. В какой-то степени извлечение пигмента и смешивание красок даже похоже на алхимию. Конечно, это повлияло на дальнейших характер моих работ, т.к. невозможно и неправильно только лишь заменить фабричные краски на органику, но воплощать в реальность все то же самое, что и прежде. Манифест, как я уже сказал, подразумевает и внутренние изменения.

В резиденции во Владивостоке я искал развитие собственной технологии с ориентиром на локальные контекст. Мне известно, что у вас растут различные экзотичные для средней полосы виды флоры, причем как на земле, так и в море, например, водоросли, которые я планировал использовать в создании органических красок. Однако итоговый проект будет базироваться не только на стыке искусства и научных данных, но и подкреплен определенной идеей и духовной составляющей, характерной для коренных дальневосточных народов.

Как резиденту "Зари" мне дали большую базу для поисков необходимых материалов, свели с различными учеными ДВО РАН. Сначала моя деятельность заключалась в основном в экспедициях и вылазках в природные зоны. Некоторыми рабочими историями из моего пребывания во Владивостоке я бы и хотел поделиться.

В одну из таких поездок вместе с командой «Зари» и весенней резиденткой Лизой Наркевич и ее семьей я отправился на остров Русский, где собирался найти местное растение «синеглазку» (также известную как Коммелина обыкновенная), потому что узнал, что раньше эвенки и нанайцы, вероятно, получали из её лепестков пигмент для окраски рыбьих кож в голубой цвет. Сейчас цветок считается сорным (думаю, многие местные жители видели эти крохотные лазурные цветочки) и растет как будто бы повсюду, но искать его целенаправленно оказалось довольной сложной задачей. Я нашел синеглазку, но этого количества оказалось недостаточно для извлечения пигмента. К тому же, как оказалось, сразу после срезания цветки начинают быстро сохнуть. У меня не было технической возможности извлечь пигмент непосредственно на месте, но я сохранил и привез в резиденцию то, что смог собрать, для проведения дальнейших опытов.

Спустя какое-то время Лиза рассказала, что видела синеглазку на сопочке за цехами Фабрики «Заря». Однако дойдя до места, я увидел, как мужчина с чем-то похожим на серп срезал всю траву в округе. Я срочно начал искать хотя бы остатки цветков в траве, но мне не удалось. Они исчезли. Но я не опустил руки и продолжил искать материал для своего проекта.

Это лишь немногая часть моих приключений. Но это дало мне понимание, что Приморский край просто так не дается и что это место очень серьезное и сильное духовно.

За время моей резиденции в крае прошли разрушительные тайфуны, затопления, нефтяные разливы, что катастрофически повлияло не только на регион, но и на реализацию проекта: нужная мне органика (цветы и водоросли) оказалась труднодоступна в связи с природными катаклизмами либо уничтожена вовсе.

В конечном итоге это нашло отражение в проекте: в череде событий я захотел увидеть определённую мистическую подоплёку. На определенные мысли меня натолкнула одна работа из Музея истории Дальнего Востока — шаманская карта путешествия и перевоплощения человеческой души в загробном мире. Совместив все свои наблюдения и данную карту в одно целое, я получил картину-историю.

Мой проект — это космическая карта, путешествие по загробному миру некой сущности или духа красной водоросли, из которой можно сделать краску (а, может, и нельзя). Это история того, как красные водоросли выглядят, если представить, что это живое существо, которое вечно ускользает от меня. Оно проходит процесс трансформации: зарождается, растет, его собирают люди. В конце концов водоросль умирает и перерождается в нечто иное».

ВНУТРЕННЯЯ МИГРАЦИЯ:

СОВЕТСКАЯ СТРАТЕГИЯ ОТШЕЛЬНИЧЕСТВА ВОЗВРАЩАЕТСЯ К ХУДОЖНИКАМ

Дом, укрытие, safespace или отшельничество — что из этого больше всего соответствует потребностям нашей новой реальности? Наиболее точным в нынешних кризисных условиях кажется именно укрытие (или убежище) — в силу своей временности, как бы по умолчанию включенной в это понятие, и экстренности, также присутствующей в этом слове. Однако проекты художников — первых участников нового сезона обновленной арт-резиденции «Заря», коснулись всех четырех понятий. Шестеро молодых приморских художников независимо друг от друга обратились к теме укрытия во время работы в мастерской Центра современного искусства «Заря» в ноябре 2022 — январе 2023 года.

Сезон домашних арт-резиденций в «Заре» начался с проекта владивостокского художника Миши Чансы (Михаил Чувакин), известного городскому арт-сообществу своими экспериментами с графикой, а также гостеприимным кураторством проектов молодых художников города. В «Заре» Миша перенес плоскость листа со своей графикой в пространство студии, расширив понятие письма до физического разрыва между светом и темнотой. Получившееся пространство напоминало калейдоскоп или камерный театр теней, доступный человеческому глазу, но внезапно масштабированный до размера комнаты. На первое место вышла индивидуальность переживания, а буквальная пустота выставочного зала, в котором были только видеопроекции, подчеркнула тотальность произведения.

Итоговый проект Михаила Чувакина. Вид экспозиции. 2022

Через неделю мастерская преобразилась обратно в белый куб, в дальнем углу которого возник аналог пагоды: художница Милана Пестерева вязала ее целыми днями. Во время презентации проекта она пустила зрителей внутрь этого домика из пряжи, а затем вернула материалу его функциональность, буквально надев дом на себя. Завернувшись в него, словно в кокон, художница неподвижно сидела под аудиозапись лекции сибирского искусствоведа Аркадия Парового о понятии дома.

Итоговый проект Миланы Пестеревой. Вид экспозиции. 2022

Приватное пространство в различных своих формах встречается в работах многих неофициальных советских художников: как тех, кто остался по эту сторону железного занавеса, так и тех, кто смог выехать из СССР в Израиль, Западную Европу или США. Об эскапизме рассуждали Илья Кабаков, группа «Коллективные действия», Виктор Пивоваров и многие другие. Сами квартирные выставки с 1970-х следуя логике эскапизма и невозможности показать работы в привычных выставочных пространствах. Множество художников (особенно в вынужденной эмиграции) искали место, которое они могли бы назвать домом, и отъезд людей из России в 2022 году вновь поднял эти вопросы, в том числе для художников из Приморья, региона, откуда традиционно уезжают выпускники школ или вузов в Центральную Россию или в ближайшие страны Азии в поисках карьерных перспектив.

Для третьей резидентки «Зари» Лизы Козловской дом сводится к родственным связям — в данном случае с ее уехавшим из России родным братом. Лиза воспроизводит живописную работу брата, который также является художником, в технике бисероплетения. На работе Ахъярика Козлического изображен космический корабль, своего рода Ноев ковчег, несущий людей в «Вышний град», призванный стать укрытием от земных невзгод.

Итоговый проект Лизы Козловской. Вид экспозиции. 2022

Виктор Хижняк использовал свой период резиденции в «Заре» для воплощения давно задуманного им эскиза тотальной инсталляции — комнаты, долгое время недоступной постороннему глазу. Виктор конструирует психологический портрет выдуманного им персонажа-отшельника, жившего в советском Приморье примерно в 1980-е годы — обезличенного, но характерного в своей замкнутости и подозрительности человека, который маниакально собирал разного рода объекты и постоянно конструировал из них что-тоновое. Живя в коконе из проводов и давно потерявших свою функциональность вещей, персонаж Хижняка становится видимым только после своей смерти. Так Виктор ищет ответ на вопрос о феномене Коробочки и Человека в футляре, актуализируя его через отшельничество и внутреннюю эмиграцию, вновь актуальные для множества людей.

Итоговый проект Виктора Хижняка. Вид экспозиции. 2023

Художница из Дальнегорска Юля Утюгова обращается к важному для ее города сюжету — падению метеорита на сопке на севере Приморского края. Городская легенда (падение метеорита до сих пор официально не подтверждено) вторит вере в существование внеземных цивилизаций, для Юли она служит еще и поводом поговорить о бытовой ксенофобии и страхе по отношению к другому и инаковому. В «Заре» она создала работу в технике тафтинга, изображающую сцену похищения инопланетянами («чужими») приморского тигра («своего»). «Свет с Венеры» невольно поднимает вопрос о самой возможности существования safespace, безопасного пространства, границы которого прочерчены исключительно человеческим воображением.

Итоговый проект Юли Утюговой. Вид экспозиции. 2023

Заключительным резидентом «Зари» этого сезона стала Саша Бухарина, показавшая «Книгу учета» — свой личный дневник эскизов, который она вела с 1 февраля 2022 года. Оказавшись в непривычных обстоятельствах, сопровождавшихся ощущением отчуждения, Саша начала вести запись своих состояний, которая закончилась год спустя, во время ее резиденции в «Заре». Саша также написала две картины, своего рода невольные посвящения другим участницам резиденции — Лизе Козловской и Юле Утюговой.

Итоговый проект Саши Бухариной. Вид экспозиции. 2023

Тема отшельничества приморскому искусству известна давно: на необитаемом острове Большой Пелис в 1970-е годы жил и работал художник Виктор Федоров, а за последнее десятилетие этот сюжет развивали Александр Казанцев, занимающийся картографированием островов Рейнеке, Желтухина и Рикорда, и художественный коллектив ДВР, который с 2019 года обустраивает собственную резиденцию в таежной глуши на севере Приморского края, в поселке Горноводное. Участницы коллектива ДВР Милана Пестерева и Лиза Козловская смогли не только представить себя как самостоятельных авторов в «Заре», но и привнести в работу резиденции коллективные ценности группы.

Домашний сезон арт-резиденции в «Заре» объединил разные сообщества молодых художников и индивидуальных акторов Владивостока. Все они занимаются поиском художественного языка в изменившихся реалиях. Рифмуясь с советской традицией, проекты приморских художников стали трамплином для переосмысления роли молодого искусства в конструировании альтернативных ситуаций в условиях изоляции и сформировали коллективы, которые станут основой нового художественного ландшафта Приморья в будущем.

Яна Гапоненко, февраль 2023

Тем, кто по каким-то причинам не может посетить нынешнюю выставку «Дальний фокус. Фотографы Владивостока» лично, мы предлагаем возможность ознакомиться с художниками и их работами в нашем специальном каталоге (18+).

Здесь вы найдете работы 19 местных авторов: Марии Бабковой, Сергея Дробнохода, Леонида Звегинцева, Сергея Кирьянова, Евгении Кокуриной, Дениса Коробова, Алексея Короткова, Юрия Луганского, Елены и Александра Мельниковых, Павла Немтина, Сергея Орлова, Михаила Павина, Ивана Сперанского, Глеба Телешова, Александра Хитрова, Георгия Хрущева, Владимира Шутафедова и Юрия Яроцкого.

Это очень разные авторы, жанры, сюжеты и герои снимков, разные взгляды и подходы. Но все они очень органично дополняют друг друга в одном пространстве, переплетаясь и со всех сторон показывая фактуру и душу Владивостока.

Изображение: Леонид Звегинцев. Стадион МГУ, июнь 2019.

Пока закрыты границы государственные, «Заря» продолжает осмыслять и преодолевать другие – дисциплинарные, культурные и географические.

Пожалуй, самым масштабным нашим исследованием на эту тему стал метагеографический симпозиум «К новым политиям географического воображения», приуроченный к открытиям выставок «Метагеография 3: ориентализм и мечты робинзонов» и «Один Северо-Восток» в 2018 году.

Теперь у вас есть возможность изучить онлайн-каталог этого события со статьями и свидетельствами его участников – Николая Смирнова, Дмитрия Замятина, Кирилла Светлякова и многих других российских и международных кураторов и художников!

Вы можете скачать здесь наш первый альманах «Заря: современное искусство в Приморье», который включает в себя информацию об избранных выставках «Зари» и некоторых проектах резиденции за 2014-2017 гг., а также авторские статьи об искусстве края и интервью Александра Мечетина, Алисы Багдонайте, Адель Ким, Натальи Левданской, Веры Глазковой и Николая Смирнова.

К сожалению, мы не смогли вместить в издание работы всех художников, когда-либо сотрудничавших с нами, но искренне благодарны без исключения всем, с кем познакомились за прошедшие пять с половиной лет. Вы вдохновляли нас, делились безумными идеями и наполняли уникальным опытом!

Как говорит в приветственном слове главный куратор «Зари» Алиса Багдонайте, «альманах — это рассказ о Владивостоке и Приморье через искусство, а также об искусстве через работы художников <...>. Физическая удаленность от сложившихся арт-метрополий не делает эти работы менее интересными, а дискуссию о них — менее значимой, но подчеркивает авантюрность тех, которые решились на сложное и невозможное и стали таким образом первыми».

Вы можете скачать здесь каталог «Край бунтарей. Современное искусство Владивостока.1960–2010-е», созданный Центром современного искусства «Заря» по итогам одноименной выставки. Данный проект, беспрецедентный по временному и жанровому охвату, позволяет представить творчество владивостокских художников более широкой аудитории, выходящей за рамки региональной географии. В книгу вошли работы 23 художников, малоизвестных за пределами Приморья, а также искусствоведческие и культурологические тексты.

Мы начинаем серию публикаций о полезных онлайн-ресурсах, которые помогут вам в изучении истории искусства, станут проводниками в огромном количестве стилей и направлений. Если вы всегда хотели начать разбираться в искусстве, но не знали, с чего начать – тогда эта подборка для вас!

  • «Русский авангард»

Курс, рассказывающий о том, как начиналось новое русское искусство XX века, кем были первые авангардисты, какими идеями они вдохновлялись и что создавали. Подробнее...

  • «Русское искусства XX века»

Краткий обзор всего, что происходило с русским искусством на протяжении XX века — от Дягилева, до акций Олега Кулика. Подробнее...

  • «Современное искусство и идеи» (на английском языке, есть русские субтитры)

Курс для всех, кто хочет узнать больше о современном искусстве в контексте различных тем — места и пространства, идентичности, общества, повседневности. Подробнее...

  • «Видеть через фотографию» (на английском языке, есть русские субтитры)

Вы узнаете, как фотография использовалась на протяжении всей своей долгой истории, а также исследуете ее роль в визуальной культуре в целом. Подробнее...

  • «История искусства» (на английском языке)

Объемный курс, затрагивающий все аспекты изучения искусства — от хронологии, до понятийного аппарата. Подробнее...

  • «Введение в историю искусства»

Общий курс, благодаря которому вы будете ориентироваться среди всего разнообразия стилей западно-европейского искусства. Вы узнаете о наиболее важных феноменах в истории культуры — от Древнего мира и до XX века. Подробнее...

  • «Современное искусство»

Краткий и емкий курс, цель которого — дать слушателю базовые знания в области истории и теории современного искусства, благодаря которым он сможет перечислить основные стили и направления актуальных художественных практик, назвать имена выдающихся мастеров живописи, скульптуры и других медиа. Подробнее...

  • «История дизайна»

В процессе обучения вы узнаете о том, что такое дизайн, как он зарождался и какие этапы проходил, познакомитесь с деятельностью школы Баухауз и других учебных заведений. Вам расскажут, какая связь между креслом модели «Василий» и Кандинским, а также как общее развитие искусства связано с эволюцией стилей в истории дизайна. Подробнее...

Подкаст – отличный инструмент для получения интересной информации об искусстве. Вы можете совмещать прослушивание выпуска вместе с каким-либо делом, поездкой или занятием спортом, тем самым затрачивая минимум времени, но получая максимум пользы и удовольствия. Предлагаем воспользоваться нашей подборкой подкастов.

Журнал «Искусство»
Каждый подкаст – неформальный навигатор по какой-нибудь из тем отдельного номера журнала, в котором простым и доступным языком рассказывается о том, чем она интересна, на что следует обратить внимание. Подробнее..

Культура всего
Еженедельно авторы делают интервью с художниками и музыкантами, журналистами и пиарщиками, медиаменеджерами. Подробнее..

● А что там?

Подкаст от вебзина о современном искусстве Spectate, публикующем эссе и рецензии на выставки, а также переводы важных текстов об искусстве. «А что там?» – это обзор интересных искусствоведческих текстов, арт-прессы с комментариями и анализами ведущих. Подробнее..

Искусство для пацанчиков

Культуролог Анастасия Четверикова максимально простым и доступным языком рассказывает о каких-либо феноменах искусства. Темы подкастов самые разнообразные – от работ Дали до «Кармина Бурана» Карла Орфа. Подробнее..

● Арт-вопрос

Журналистка и создательница онлайн-галерее OilyOil.com Катя Положенцева каждую неделю приглашает к себе гостей из мира современного искусства – галеристов, художников, дилеров, коллекционеров и многих других. Подробнее..

● Радио Arzamas

Подкасты от академии Arzamas, посвященный самым разнообразным темам. В частности, можно обратить внимание на «Зачем я это увидел?» искусствоведа Илья Доронченков и редактора Кирилл Головастиков, рассказывающих об искусстве и лучших выставках в России и мире. Подробнее..

Arttactic (на английском)

Серии интервью с ведущими мировыми кураторами, представителями галерейного и аукционного бизнеса, владельцами онлайн-платформ по продажам произведений искусства и мировыми СМИ. Подробнее..

● Creative peptalk (на английском)

Будет полезным для художников и представителей творческих профессий. Вы узнаете, как продвигать себя и познакомитесь с некоторыми практическими советами. Подробнее..

● Bow Down: women in art

Подкаст о выдающихся женщинах-художницах, в каждом эпизоде которого вы услышите рассказ художника, писателя, историка или куратора, который рассказывает о любимой женщине в искусстве. Подробнее..

● The Art Newspaper (на английском)

Подкаст одного из ведущих интернациональных СМИ об искусстве, в котором рассказывается о самых интересных событиях в сфере искусства сегодня, а также о выдающихся произведениях прошлого. Подробнее..