РЕЖИССЕР – ЭТО НЕ ТВОРЕЦ, А ПОВИВАЛЬНАЯ БАБКА. ЕГО РЕМЕСЛО – ЗАСТАВИТЬ АКТЕРА РАЗРОДИТЬСЯ ПЛОДОМ, О СУЩЕСТВОВАНИИ КОТОРОГО В СВОЕЙ УТРОБЕ ОН ДАЖЕ НЕ ПОДОЗРЕВАЕТ. ЖАН РЕНУАР
ЖЕНЬШЕНЬ / ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЕ ПИСЬМА / НОВЫЕ ВЫСТАВКИ НА ЗАРЕ

28 ОКТЯБРЯ - 28 НОЯБРЯ / МАЛЫЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ / 0+

ОТКРЫТИЕ: 28 ОКТЯБРЯ / 19:30

Отчётные выставки резидентов Ирины Затуловской и Сергея Шутова открываются 28 октября в 19:30 в малом выставочном зале Центра современного искусства ЗАРЯ.

ЖЕНЬШЕНЬ / ВЫСТАВКА ИРИНЫ ЗАТУЛОВСКОЙ
В основу выставки Ирины Затуловской легли впечатления от поездки во Владивосток, где она вдохновилась природой, близостью океана и влиянием Востока, в результате чего были созданы две серии работ, мотивам для которой послужили повесть Михаила Пришвина «Женьшень» и трактат китайского художника Ши Тао «Беседы о живописи».
Произведения Затуловской всегда возникают на необычных найденных объектах, хранящих память о своем прошлом, - то на обрезках кровельного железа, то на раме окна разрушенного дома или старой кухонной доске. На Дальнем Востоке вместо холста поверхностями Затуловской служат камни со «Стеклянухи», двери бомбоубежища фабрики «Заря» и найденный шерстяной флаг.
На всех этих предметах возникает изображение – лаконичное, простое, иносказательное. Лучше всего про работы Затуловской сказал художественный критик Александр Панов: «Вроде бы пейзаж, а на самом деле — микрокосмос».

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЕ ПИСЬМА / ВЫСТАВКА СЕРГЕЯ ШУТОВА
Изначально в проект «Дальневосточных писем» был заложен особенный ритуал. Из каждого города, в котором бывал Сергей Шутов, он намеревался на отельном бланке писать и рисовать письмо – произведение искусства малой формы, - в котором был бы зафиксирован его опыт времени-пространства. Однако в изначальной задумке проект не был осуществлён и оставил только кипу гостиничных бланков из мест, посещённых самим Шутовым или его друзьями.
Во Владивостоке на этих бланках художник делает серию рисунков. На одних мы видим узнаваемые образы: вот таинственный корабль — он шёл на столкновение со шхуной, на которой Шутов рыбачил в ночь своего 60-летия; вот закодированное семафорной азбукой сообщение: «Серёжа и Ира были здесь». На других — визуальное подобие каллиграфического письма, лишённого всякого содержания.
В статье о работе Сергея Шутова художник-концептуалист Никита Алексеев пишет о времени их знакомства в восьмидесятых годах – времени массовой эмиграции. «Абсурдная и тусклая жизнь» той эпохи обязывала или уезжать или создавать новые «ментально обустроенные» норки, автономные от окружающей реальности, и Шутов создал мир, который способен вместить в себя не его одного. Космос, кибернетика, ядерная физика, психоделическая эстетика – все это объединяется одним вектором, продолжающим импульсы Циолковского, Можайского, Татлина, Королева, Гагарина и других. Все они устремляли взоры людей к небу и космосу, подальше отсюда, стремились отправить нас от мест предопределённой унылости в бесконечное пространство вопросов, оставленных без ответов, потому что «дать исчерпывающий ответ на любой более или менее важный вопрос невозможно».
Шутов всюду «строит» космодромы, его ракеты - покорители вселенной, вдохновлённые волной космического бума 1960-х, - призваны освободить нас от земной пыли и рассеять среди пыли небесной.
Рыболовная шхуна за несколько метров-секунд до столкновения обогнула корму огромного корабля, опасность исчезла, а её силуэт растворился в темноте ночи, как и всё когда-нибудь будет растворено и освобождено.