ХУДОЖНИК – ЭТО СОЗДАТЕЛЬ ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ ЛЮДЯМ НЕ НУЖНЫ. НО ОН СЧИТАЕТ, ЧТО ИМ СТОИТ ОБЛАДАТЬ ЕГО ПРОИЗВЕДЕНИЯМИ. ЭНДИ УОРХОЛ
ЖЕЛАНИЯ, ВЫМЫСЕЛ И МЕЧТЫ / ВЫСТАВКА САРАВУТА ЧУТИВОНГПЕТИ

10 МАРТА / 19:00 / ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

ЖЕЛАНИЯ, ВЫМЫСЕЛ И МЕЧТЫ / НЕСКОЛЬКО МЫСЛЕЙ ОБ ИСТОРИИ

Серия инсталляций из найденных объектов.

Работа Саравута с "Зарей" началась с идеи сделать инсталляцию для выставки о сказках Дальнего Востока и Восточной Сибири. В целом проект мог бы переосмыслить методами современного искусства громоздкую и мало исследованную толщу фольклорного материала и создать систему предпосылок для образования новой мифологии места, которая учитывала бы и была бы связана с пониманием природы, роли и сущности данного места малыми народами и пропитана их мудростью и иносказательной проницательностью. В каком-то смысле, мы хотели создать новую сказку, рассказав старые. И это должно было стать Протосказкой, связывающей отступившее фантазийное и забытое прошлое с настигшей нас реальностью и с образами призрачного будущего .

Однако по ходу своей резиденции Саравуту не пришлось прибегать к литературным источникам. Он смотрит на сказку не как на литературу, а как на реальный культурный и исторический механизм, который уже запущен и является соединительным элементом одних эпизодов истории с другими. Посредством сказочного повествования мы на самом деле изображаем искаженную действительность, дорисованную вымышленными и волшебными действиями, свойствами, объектами и сверхспособностями, помогающими нам переварить фатальность и иррациональность полной сюрпризов жизни, которую мы живём, в которой ничего не зависит от нас, и всё, что может с нами произойти, не поддается никаким известным правилам божественной драматургии.

Художник предлагает нам согласиться, что эти декоративные элементы фасадов опустошенных заброшенных зданий, развороты выброшенных растерзанных книг и даже куски изрешеченных пулями стен, которые он нашел на задворках пульсирующей городской жизни Владивостока – не просто случайные вещи. Это –артефакты живой и ушедшей жизни, свидетельства прошлого, отделенного от настоящего временем и свойствами памяти, манифест, в котором властный, агрессивный и безусловный символ – амурский тигр – в его проявлениях сопоставлен с этими объектами и равноправен им.

Исследование Чутивонгпети стало опираться не на литературную, а на существующую реальность с фольклорными образами, символами, персонажами, которые были им обнаружены во Владивостоке. Логика локального исследования, основанного на периодах истории в конкретном географическом контексте найденных объектов даёт исследованию другую установку – раскрыть умолчанные, спрятанные рассказы, которые пока не включены в официальный, публичный нарратив. И если всем казалось, что объекты, которые мы видим перевод собой, пребывают в конце жизненного цикла, то взгляните: они вновь воздвигнуты художником к его символическому началу, к Сказке, пульсирующей, наматывающей круги и повторяющей несколько раз одно и то же место, снова и снова запутывая нас.

ВХОД СВОБОДНЫЙ