ХУДОЖНИК – ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЭКСГИБИЦИОНИСТ. ВИНСЕНТ ВАН ГОГ
ОТСУТСТВУЮЩИЕ МОНУМЕНТЫ

5 ноября 2016 г. - 22 января 2017 г.

МАЛЫЙ ЗАЛ / ВХОД СВОБОДНЫЙ

Куратор выставки: Мария Крамар

Яна Гапоненко, Инна Додиомова, Роман Иванищев, Кристина Норман, Алексей Таруц, Ксения Фролова; Луис Каплан, Джон Крэг Фриман и Мелисса Шифф

Выставка «Отсутствующие монументы» продолжает кураторский проект Марии Крамар, начатый в 2015 году в резиденции ЦСИ «Заря». Исследование локального контекста, проведенное вместе со студентами во время месячного образовательного курса, спровоцировало интерес к теме нематериального монумента.

«Отсутствующие монументы» — проект-исследование материальных форм памяти, существующих сегодня в нематериальном ландшафте Владивостока.

Размышление о монументахможет отталкиваться от бумажного памятника Колоссу Родосскому — гигантской статуи древнегреческого Бога Солнца Гелиоса, которая, возможно, стояла в портовом городе Родосе и до сих пор авторитетно причисляется к одному из «Семи чудес света». Не существует ни одного свидетельства физического существования монумента. Более того, не известны ни форма, ни точное место расположения статуи. Единственные доступные свидетельства — произведения литературы и фантазии живописцев — достоверны в той же мере, что и мифы Древней Греции. Интересно, что в 2008 году сразу несколько компаний объявили о намерении реконструировать статую, например, в виде светотехнической инсталляции или развлекательного центра.

Такой утопический подход характерен и для проектов бумажной архитектуры, причем здесь более показательны даже не авангардные проекты советской архитектуры 1980-х годов, а отсутствующие памятники Джованни Баттиста Пиранези. Итальянский архитектор XVIII века создал множество гравюр с изображением фантастических архитектурных памятников, капителей колонн древних зданий, скульптурных фрагментов, саркофагов, каменных ваз, канделябров, плит для мощения дорог, надгробных надписей, планов зданий, городских ансамблей и т.д., построив в действительности лишь одно здание. «Они презирают мою новизну, я — их боязливость», — писал Пиранези.

Однако важной отличительной чертой бумажной архитектуры от интересующей нас идеи бумажного памятника как нематериальной единицы является то, что архитекторы создавали свои проекты не с целью их последующей физической реализации. «Бумажная» функция была заложена в них изначально; авторы осознавали техническую сложность, масштабность и запредельную дороговизну своих проектов. Напротив, в нашем случае нереализованность/смерть монумента является стихийным качеством/событием, не заложенным изначально в его идею.

Снесенный памятник адмиралу Российского Императорского флота В.И. Завойко и установленный на его месте памятник большевику С.Г. Лазо; проект установки самого большого в мире памятника Иисусу З. Церетели; проект установки памятника китобоям; деконструированный памятник адмиралу Г.И. Невельскому; виртуальный памятник Арарат; памятник неопознанному летающему объекту в Эстонии — все эти истории объединяет возможность говорить о памяти при невозможности до нее дотронуться. Может ли памятник, будучи массивным объектом, хранящим историческое, реализовывать свои функции в эфемерной среде — в тексте, визуальном образе, звуке, в приложении для смартфона — и будет ли он в таком случае по-прежнему оставаться носителем памяти?

Куратор и участники проекта обращаются к двусторонним процессам — присутствию/увековечиванию и отсутствию/разувековечиванию монументов, — чтобы начать разговор об историческом наследии города.

В выставке представлены как художественные работы, так и архивные данные, документы, фотографии, найденные видео, а также комментарии историков, архивистов и скульпторов.