ИСКУССТВО В ГОРАЗДО БОЛЬШЕЙ МЕРЕ СОСРЕДОТОЧЕНО НА ПРОШЛОМ, ЧЕМ НА БУДУЩЕМ; ВАЖНЕЙШИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИСКУССТВА И АРХИТЕКТУРЫ НАЦЕЛЕНЫ НА УКРЕПЛЕНИЕ КОРНЕЙ И ТРАДИЦИЙ, А НЕ ИСКОРЕНЕНИЕ И ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВО. ЮХАНИ ПАЛЛАСМАА
Магазин книги

Обл., 48 с., ил., текст парал. рус., англ.; пер. с англ. - А. Фоменко

Издательство AdMarginem

Борис Гройс, теоретик искусства и философ, в статье «Как стать революционером. О Казимире Малевиче» пытается ответить на вопрос, можно ли считать творчество знаменитого художника революционным. Казимир Малевич (1879–1935), художник-авангардист и основоположник супрематизма, своими произведениями не призывал к революции и не критиковал старый режим, но старался создать вневременное искусство (а не искусство будущего). Малевича, по мнению Гройса, был революционен в гораздо более глубоком смысле.

Обл., илл., 176 с. Составление, перевод с фр. и послесловие М. Зерчаниновой

Издательство AdMarginem

Ролан Барт мало известен нашему читателю как театральный критик. А между тем он был глубоко увлечен театром, и не только как зритель, но и как один из основателей и постоянных авторов журнала «Театр попюлер». Пятидесятые годы - время для французского театра исключительно важное, именно тогда намечаются те линии, которые составляют актуальный театральный пейзаж. Собранные здесь тексты, идет ли речь о критическом отзыве на давно позабытый спектакль, о политическом его звучании, теоретическом аспекте или экскурсе в историю, неизменно касаются самой сущности театра, а потому не теряют интереса и сегодня.

Обл., 96 с., илл., перевод с англ. - Ольга Дубицкая

Издательство AdMarginem

Будущее государственных музеев, способных представлять интересы 99% населения, а не укреплять привилегии меньшинства, никогда еще не было столь мрачным. Или уже было?
В ответ на жесткое сокращение государственного финансирования несколько музеев современного искусства разработало убедительные альтернативы мантре «чем больше, тем лучше и богаче». В «Радикальной музеологии» Клэр Бишоп говорит о новом понимании современного в современном искусстве, приводя в пример постоянные экспозиции собраний Музея Ван Аббе в Эйндховене, Музея королевы Софии в Мадриде и Музея современного искусства Metelkova в Любляне.
«Радикальная музеология» – страстный манифест в защиту понимания современности как метода, а не как периодизации, в защиту важности политизированной репрезентации истории в музеях современного искусства.

Клэр Бишоп – профессор программы докторантуры по истории искусства в Городском Университете Нью-Йорка (CUNY). Дан Пержовски – художник из Бухареста.

Обложка, 224 с.Пер. с фр. и послесловие Сергея Зенкина

Издательство AdMarginem

Одна из поздних работ французского философа и критика, впервые изданная в 1975 году, представляет из себя довольно необычный жанровый эксперимент. Это смесь дневника, черновика романа и критического разбора собственной жизни. В иронической авторецензии Барт писал: «Хотя „Р. Б.“ и написан отстраненно-тускло (без блеска), но все же автор­ские идеи представлены здесь в сыром виде; еще немного, и та или другая из них, пожалуй, стала бы „авангардной“ идеей, но этот последний шаг не сделан… Творчество, местом которого является эта книга, сосредоточено не в отдельных высказываниях, даже не в письме, а главным образом в том скрытом акте, посредством которого Барт „воображает себе“ ту или иную идею, заключает ее в кавычки, а потом снимает их: такое выдергивание из кавычек, разумеется, ведет к всевозможным недоразумениям, и прежде всего к тому, что оно (намеренно или нет?) вообще проходит незамеченным».

Издательство CORPUS

Эту прогулку по Парижу устроил нам Джон Бакстер, который, родившись в Австралии и проведя много лет в США, обосновался теперь в столице Франции. Вместе с Бакстером вы побываете в парижских кафе, где сиживали Хемингуэй с Фицджеральдом, пройдетесь по Монпарнасу, прогуляетесь по Люксембургскому саду, услышите множество рассказов о знаменитых писателях, художниках, режиссерах, которые тоже некогда исходили вдоль и поперек этот город, вечно меняющийся, но умеющий хранить свою историю.

Издательство CORPUS

Иллюстрированный роман — соблазнительная для читателя новая форма современной литературы, однако Умберто Эко в действительности «переизобретает» старые любимые книги. Книги детства всегда полны картинок, и картинки эти волшебным пламенем озаряют детскую фантазию. Именно это и нужно герою, букинисту Джамбаттисте Бодони из Милана, чтобы вернуться в собственное «я» после тяжелой болезни и утраты памяти. Журналы, комиксы, классные сочинения, речовки, рекламки, пластинки, радиопередачи. На чердаке, как в сказочной пещере, герой новооткрывает хорошо забытые, жизненно важные ощущения. Напоминая герою о пережитом, полные смысла запахи и звуки возрождаются из магии пыльных страниц. Старая школьная тетрадь рассказывает Джамбаттисте о его старой любви и о его же молодом героизме. Собрав себя по крупицам, как сыщик из детектива, Бодони снова обретает самосознание и возвращается из воображаемого и восстановленного мира в реальный. Надолго ли? Ему предстоит новое путешествие — знаменитый итальянский романист приглашает читателя в очередную умную фантасмагорию.

Издательство CORPUS

Знаменитый роман "Имя розы" (1980) итальянского историка, профессора семиотики и эстетики Умберто Эко - о свободе, роман "Маятник Фуко" (1988), закрепивший славу автора, - о необходимости контролировать свободу здравым смыслом, логикой, совестью. Оба дебютных шедевра Эко при их триллерной занимательности - явно философские книги. Тем более глубокое философское содержание у третьего романа "Остров накануне" (1995). Это бурная повесть о жизни и смерти с героем, напоминающим Робинзона Крузо, только выброшенным не на необитаемый остров, а на необитаемый корабль. Борьба его за выживание поэтична, книга наполнена образами из великой живописи, музыки, литературы, в ней полно сюрпризов для догадливых читателей. Необычные и сильные характеры дартаньяновского времени, грустный смех носатого Сирано и философия Декарта - все в одном сюжете, напоминающем новомодный компьютерный квест.

Известный британский журналист Оуэн Мэтьюз - наполовину русский, и именно о своих русских корнях он написал эту книгу, ставшую мировым бестселлером и переведенную на 22 языка. Мэтьюз учился в Оксфорде, а после работал репортером в горячих точках - от Югославии до Ирака. Значительная часть его карьеры связана с Россией: он много писал о Чечне, работал в The Moscow Times, а ныне возглавляет московское бюро журнала Newsweek.

Рассказывая о драматичной судьбе трех поколений своей семьи, Мэтьюз делает особый акцент на необыкновенной истории любви его родителей. Их роман начался в 1958 году, когда отец Оуэна Мервин, приехавший из Оксфорда в Москву по студенческому обмену, влюбился в дочь расстрелянного в 37-м коммуниста, Людмилу. Советская система и всесильный КГБ разлучили влюбленных на целых шесть лет, но самоотверженный и неутомимый Мервин ценой огромных усилий и жертв добился триумфа - "антисоветская" любовь восторжествовала.

Издательство Corpus

В книге историка литературы и искусства Моники Спивак рассказывается о фантасмагорическом проекте сталинской эпохи - Московском институте мозга. Институт занимался посмертной диагностикой гениальности и обладал правом изымать мозг знаменитых людей для вечного хранения в специально созданном Пантеоне. Наряду с собственно биологическими исследованиями там проводилось также всестороннее изучение личности тех, чей мозг пополнил коллекцию. В книге, являющейся вторым, дополненным, изданием (первое вышло в издательстве "Аграф" в 2001 г.), представлены ответы Н.К.Крупской на анкету Института мозга, а также развернутые портреты трех писателей, удостоенных чести оказаться в Пантеоне: Владимира Маяковского, Андрея Белого и Эдуарда Багрицкого. "Психологические портреты", выполненные под руководством крупного российского ученого, профессора Института мозга Г.И.Полякова, публикуются по машинописям, хранящимся в Государственном музее А.С.Пушкина (отдел "Мемориальная квартира Андрея Белого").

Издательство CORPUS

Ганна-Лора родилась летом 1923 года в Берлине. “Папа потом говорил, что он бы назвал меня Надей или Наташей. Но мамин выбор пал на это имя, потому что она вычитала из журналов, что так звали королеву красоты того года — фото этой королевы ей понравилось, а вместе с королевой и имя”, — начинает воспоминания Лора Беленкина. А потом описывает свою жизнь: счастливое детство в Германии, отрочество и взросление после переезда в СССР.
Берлин 1920-х, Москва 1930-х, война, бедность, коммунальный быт, советская школа, послевоенный антисемитизм, дружба и любовь. Лора Беленкина, с ее памятью к деталям и заинтересованным взглядом на события, рисует в мемуарах красочную картину жизни ушедшей эпохи.