ИНОГДА ПРОИЗВЕДЕНИЕ СТОИТ ПЕРЕД ВЫБОРОМ — СТАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕМ АВТОРА ИЛИ ПРОИЗВЕДЕНИЕМ ИСКУССТВА. СТАНИСЛАВ ЕЖИ ЛЕЦ
Магазин книги

Обложка, 256 с., пер. с англ. - А.Зайцева

Издательство AdMarginem

Ханс Ульрих Обрист (1968, Вайнфельден, Швейцария) – куратор, критик, историк искусства, директор лондонской галереи «Серпентайн», ведущий специальной программы Migrateurs в Музее современного искусства Парижа. В 2009 году журнал ArtReview назвал Обриста самым влиятельным человеком в мире искусства. В своей книге «Краткая история кураторства» Ханс Ульрих Обрист с помощью серии интервью с ведущими кураторами и директорами музеев из Европы и США формулирует оригинальный взгляд на историю современного искусства последних шестидесяти лет как на революцию, истоком которой стали невиданные раньше типы экспозиционной и музейной практики, породившие принципиально новый контекст как для самого искусства, так и для его восприятия зрителями.

Единственная власть, за которую стоит бороться, это власть самого искусства. Художнику нужно предоставить как можно больше свободы, чтобы он смог сделать свою позицию ясной для других, чтобы он мог выйти за установленные рамки. В этом и состоит моя роль, и в этом — моя власть. Куратор помогает искусству состояться. А лучший способ сделать это — сохранять достаточную открытость и остроту ума, чтобы принять те новые миры,в самых радикальных их формах, которые открывают нам художники. Куратор должен быть своего рода дервишем, который кружится вокруг произведений искусства. Перед тем как начать свой танец, танцор должен быть полностью уверен в себе, но как только танец начат, то уже ничего не остается ни от власти, ни от контроля.
Сюзан Паже.

Эта книга — как ящик с инструментами, а Ханс Ульрих Обрист — не только археолог, но и наш проводник в те художественные ландшафты, которые еще не возникли.
Даниэль Бирнбаум.

Роман, переплет, 800 с. ( в двух частях)

Издательство AdMarginem

Владимир Петрович Дунаев, парторг оборонного завода, во время эвакуации предприятия в глубокий тыл и в результате трагического стечения обстоятельств отстает от своих и оказывается под обстрелом немецких танков. Пережив сильнейшее нервное потрясение и получив тяжелую контузию, Дунаев глубокой ночью приходит в сознание посреди поля боя и принимает себя за умершего. Укрывшись в лесу, он встречает там Лисоньку, Пенька, Мишутку, Волчка и других новых, сказочных друзей, которые помогают ему продолжать, несмотря ни на что, бороться с фашизмом…
В конце первого тома парторг Дунаев превращается в гигантского Колобка и освобождает Москву. Во втором томе дедушка Дунаев оказывается в Белом доме, в этом же городе, но уже в 93-м году. Новое издание культового романа 90-х, который художник и литератор, мастер и изобретатель психоделического реализма Павел Пепперштейн в соавторстве с коллегой по арт-группе «Инспекция «Медицинская герменевтика» Сергеем Ануфриевым писали более десяти лет.

Обложка, 160 с.

Издательство AdMarginem

Агрессивные и злые

Выйдя на свободу из лагеря летом 2003-го, я обнаружил, что на меня набросились (как подлинная стихия - как вода или огонь) стихи.
Я не пишу моих стихотворений. Это они мною пишут, подчинив своей воле, агрессивные и злые.
И делают это упрямо и настойчиво. «СССР – наш Древний Рим» - уже шестой по счету сборник стихотворений после выхода на свободу.
В нем – тревоги, воспоминания, фантазии, исторические размышления и реминисценции. Стихотворная стихия бросает меня куда хочет и во времени, и в пространстве.
СССР, Европа, Византия, средневековая Германия, Сирия, Париж, Порт-о-Прэнс (Гаити), Британия, Петербург, Древняя Иудея, Китай, Ближний Восток, Молдавия, Нью-Йорк, Самарканд, Италия, город Энгельс Саратовской области, Украина, Кронштадт, деревня в Ульяновской области, Гималаи, Алтай, а то и вовсе Бездна Хаоса, где носятся «как яйца твердые, планеты…»
Стихотворная стихия заставляет меня разговаривать с мертвыми так же просто как с живыми.
В результате эта книга, мой интерактивный сон, мое видение, мой кошмар, получилась еще и эмоциональным портретом меня, каким я оказался в 2012 и 2013 годах.
Сейчас я уже другой.

Издательство CORPUS

Фрэнсис Спаффорд не без иронии называет свою книгу “Страна Изобилия” сказкой. Сказкой про то, что вот-вот должно было стать былью. Это история про Советский Союз, каким он был в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов, при Хрущеве. В ту пору советский народ, взяв на вооружение плановую экономику, шагал к изобилию и процветанию и через пару десятков лет должен был, как обещали руководители государства, придти к коммунизму. Американская выставка в Сокольниках, создание академгородка в Новосибирске, поездка Хрущева в США, расстрел демонстрации в Новочеркасске – все эти события описаны с удивительной точностью, но это не сухое описание, а живой рассказ, в котором действуют и реальные, и вымышленные персонажи – партийные деятели и энтузиасты-комсомольцы, ведущие ученые и простые рабочие.

Издательство CORPUS

“Зеленые человечки” – роман об ажиотаже вокруг НЛО, острая и смешная сатира на рядовых американцев, поверивших в существование зеленых человечков. Главный герой, Джек Оливер Банион, – популярный телеведущий политических ток-шоу, автор злободневной колонки в престижном издании, он вхож в Белый дом и запросто приглашает на чай членов британской королевской фамилии. Жизнь удалась! Но однажды произошло ужасное – его похитили инопланетяне...

Издательство CORPUS

Имя Исаака Ньютона, величайшего ученого, открывшего закон всемирного тяготения, знает любой ребенок. Но не всем известно, что математик и астроном, философ и алхимик Ньютон в эпоху жесточайшего финансового кризиса в Англии 1690-х фактически возглавил Королевски монетный двор. Борясь с фальшивомонетчиками, он вступил в схватку с самым авторитетным мошенником Лондона, Уильямом Чалонером, и был готов на все, чтобы выследить его и отправить на виселицу. В книге “Ньютон и фальшивомонетчик” американский историк, научный журналист и создатель научно-популярных фильмов Томас Левенсон открывает широкому читателю нового Ньютона. Портрет гения, чья судьба неразрывно связана не только с историей науки, но и с английской Славной революцией, Большой перечеканкой и становлением современной финансовой системы, лишь отдаленно напоминает тот, что знаком нам из учебника физики.

Издательство CORPUS

В этой книге рассказывается о еврейском гетто, созданном нацистами в польском городе Лодзь, о Мордехае Хаиме Румковском, который возглавлял юденрат, орган еврейского якобы самоуправления гетто, и о повседневной жизни в гетто. Румковский был крайне противоречивой фигурой — "отец гетто", сначала отвечавший за все, потом лишившийся всякой возможности влиять на события, казнивший и миловавший, строивший школы и приюты и подавлявший забастовки, которого многие считают предателем и слепым орудием в руках немцев, но который разделил с жителями гетто их судьбу до конца, был депортирован в Освенцим и погиб со всей семьей. Это роман о жизни в обнесенных колючей проволокой районах на глазах у всего города, о предписанной немцами мертвящей дисциплине, об уносящем жизни рабском труде, холоде, голодных смертях — и о сытой, полной светских развлечений жизни элиты гетто. О депортациях, когда из семей вырывают детей, стариков, больных и отправляют на смерть, и о том, как постепенно из гетто отправляют в лагеря смерти все 250 тысяч жителей. Лишь 10 тысяч из них чудом выжили. Но в первую очередь это книга о том, как люди остаются людьми, заботятся о других, о чужих, о том, как они всем миром создают "Хронику гетто" — газету, служившую автору уникальным источником информации, о том, как они учат детей, хранят веру, влюбляются, спасают любимых. Своим романом Стив Сем-Сандберг дает незабываемое, не имеющее прецедентов в мировой литературе представление о реальности Холокоста. Книга переведена на двадцать языков, удостоена высшей шведской литературной награды — "Приза Августа". Эта книга, которую теперь уже нельзя не прочитать.

Издательство Новое Литературное Обозрение

Елочные игрушки таинственным образом превращают обычное дерево в волшебную сказку. Однако сказка эта всегда была тесно связана с жизнью, которая прочитывалась в елочной игрушке как в открытой книге.

В центре исследований доктора исторических наук Аллы Сальниковой находится советская елочная игрушка, хотя большое внимание уделено и ее предшественницам — игрушкам дореволюционным. Как наряжали советские елки? Как и из чего делали украшения? Как их использовала власть и как относились к ним дети и взрослые? И что произошло с елочными игрушками после распада СССР?

Издательство Новое Литературное Обозрение

≪Smoke: всемирная история курения≫ рассказывает о традициях разных эпох и народов — церемониях майя и опиумных притонах викторианской Англии, гаванских сигарах и растаманской культуре, о путешествиях ковбоя Мальборо и эволюции голливудских звезд.

Издательство Новое Литературное Обозрение

Эта книга — первое в России исследование запахов как аспекта нашей повседневной жизни. Авторы статей — отечественные и западные парфюмеры, биологи, лингвисты, психологи, антропологи — стараются расшифровать символические смыслы ароматов, понять, почему запахи неразрывно связаны с человеческим телом, с работой интуиции, памяти и воображения.

Среди героев книги — Патрик Зюскинд, Бодлер, Оскар Уайльд, Фрейд...

Как классифицировать запахи? Что такое "синдром Пруста"? Как связаны духи "Красная Москва" и "Букет Императрицы"? Эти и другие не менее захватывающие темы обсуждаются в этом сборнике.

Во второй книге исследователи размышляют о роли запахов в современном обществе, сравнивают отечественную традицию с европейской. Читатель узнает, кто придумал "Шанель номер 5", насколько научна ароматерапия, чем пахнет русская литература и возможно ли определить аромат родного дома...

Отдельный блок посвящен современной парфюмерии, духам и рекламе, известным маркам. Подробно рассказывается о классификации духов и новейших тенденциях в мире ароматов. Раздел "Парфюмерия как профессия" содержит интервью с прославленными парфюмерами и коллекционерами флаконов.