В ГЛАВНОЙ ФОТОГРАФИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ ДЛЯ КРАСОТЫ НЕОБХОДИМ СЛЕД ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РЕШЕНИЯ: ТОЛЬКО ТОГДА ФОТОГРАФИЯ БУДЕТ ХОРОШЕЙ И БУДЕТ НЕКИМ КОММЕНТАРИЕМ. СЬЮЗАН CОНТАГ
Выставки

5 ноября 2016 г. - 22 января 2017 г.

МАЛЫЙ ЗАЛ / ВХОД СВОБОДНЫЙ

Куратор выставки: Мария Крамар

Яна Гапоненко, Инна Додиомова, Роман Иванищев, Кристина Норман, Алексей Таруц, Ксения Фролова; Луис Каплан, Джон Крэг Фриман и Мелисса Шифф

Выставка «Отсутствующие монументы» продолжает кураторский проект Марии Крамар, начатый в 2015 году в резиденции ЦСИ «Заря». Исследование локального контекста, проведенное вместе со студентами во время месячного образовательного курса, спровоцировало интерес к теме нематериального монумента.

«Отсутствующие монументы» — проект-исследование материальных форм памяти, существующих сегодня в нематериальном ландшафте Владивостока.

Размышление о монументахможет отталкиваться от бумажного памятника Колоссу Родосскому — гигантской статуи древнегреческого Бога Солнца Гелиоса, которая, возможно, стояла в портовом городе Родосе и до сих пор авторитетно причисляется к одному из «Семи чудес света». Не существует ни одного свидетельства физического существования монумента. Более того, не известны ни форма, ни точное место расположения статуи. Единственные доступные свидетельства — произведения литературы и фантазии живописцев — достоверны в той же мере, что и мифы Древней Греции. Интересно, что в 2008 году сразу несколько компаний объявили о намерении реконструировать статую, например, в виде светотехнической инсталляции или развлекательного центра.

Такой утопический подход характерен и для проектов бумажной архитектуры, причем здесь более показательны даже не авангардные проекты советской архитектуры 1980-х годов, а отсутствующие памятники Джованни Баттиста Пиранези. Итальянский архитектор XVIII века создал множество гравюр с изображением фантастических архитектурных памятников, капителей колонн древних зданий, скульптурных фрагментов, саркофагов, каменных ваз, канделябров, плит для мощения дорог, надгробных надписей, планов зданий, городских ансамблей и т.д., построив в действительности лишь одно здание. «Они презирают мою новизну, я — их боязливость», — писал Пиранези.

Однако важной отличительной чертой бумажной архитектуры от интересующей нас идеи бумажного памятника как нематериальной единицы является то, что архитекторы создавали свои проекты не с целью их последующей физической реализации. «Бумажная» функция была заложена в них изначально; авторы осознавали техническую сложность, масштабность и запредельную дороговизну своих проектов. Напротив, в нашем случае нереализованность/смерть монумента является стихийным качеством/событием, не заложенным изначально в его идею.

Снесенный памятник адмиралу Российского Императорского флота В.И. Завойко и установленный на его месте памятник большевику С.Г. Лазо; проект установки самого большого в мире памятника Иисусу З. Церетели; проект установки памятника китобоям; деконструированный памятник адмиралу Г.И. Невельскому; виртуальный памятник Арарат; памятник неопознанному летающему объекту в Эстонии — все эти истории объединяет возможность говорить о памяти при невозможности до нее дотронуться. Может ли памятник, будучи массивным объектом, хранящим историческое, реализовывать свои функции в эфемерной среде — в тексте, визуальном образе, звуке, в приложении для смартфона — и будет ли он в таком случае по-прежнему оставаться носителем памяти?

Куратор и участники проекта обращаются к двусторонним процессам — присутствию/увековечиванию и отсутствию/разувековечиванию монументов, — чтобы начать разговор об историческом наследии города.

В выставке представлены как художественные работы, так и архивные данные, документы, фотографии, найденные видео, а также комментарии историков, архивистов и скульпторов.

БОЛЬШОЙ ЗАЛ / ВХОД СВОБОДНЫЙ

Куратор выставки: Андрей Ерофеев

Тематическая выставка современного искусства посвящена ключевым элементам российского природного и городского ландшафта. Таким двум особенностям состояния территории, по которым все наши соотечественники сразу узнают родную землю.

Пустырь – это заброшенная городская территория, отпущенная на самотек, выпавшая из-под культурного и административного контроля. А пустошь - это аналогичное явление в дикой природе. Гиблое место, где некогда рос лес, а ныне на выгоревшей или заболоченной местности топорщатся заросли. Хаос этих мест близок к тотальности. В них наблюдается почти полное отсутствие знакомого порядка вещей. Цельных ценных объектов здесь нет, взгляд посетителя блуждает в пустоте бесформенно распавшегося пространства. Пустыри и пустоши имеются во всех так называемых «цивилизованных странах». Но там «пустырность» и «пустошность» - кратковременное состояние места, пауза между прошлым содержанием, которое исчезло, и будущим контентом, который в этом месте вот-вот возникнет. Они редки. Это штучные изъяны на пространстве веками ухоженной территории. Россия же относится к таким странам, где островки благоустройства точечно мерцают в безбрежном мире хаоса. Здесь пустыри и пустоши постоянны и даже имеют тенденцию к расширению. Де факто они являются базовой характеристикой российской территории. Большинство наших соотечественников тем не менее не склонны наделять пустыри и пустоши духовным, культурно-цивилизационным смыслом и признавать их права на легальный статус в качестве значимых элементов городской и природной среды.

Для одной части нашего общества пустыри и пустоши есть феномены хотя неизбежные, но низменные и даже постыдные, как «отхожие места», которые неприлично рассматривать и обсуждать. Другая часть общества, напротив, питает безумный интерес к апокалипсическим картинам тотальной разрухи, пускаясь в виртуальный (в компьютерных играх) или же реальный экстремальный туризм по глубинам мира забросов. Но они тоже не воспринимают пустырь контекстом своего существования. Напротив, вуареризм в экзотическое зазеркалье служит диггерам, сталкерам, убрексам и их многочисленным поклонникам в Интернете средством ментального дистанцирования от окружающего их захолустья.

Между тем, в русском изобразительном искусстве уже третий век подряд зреет и формируется традиция восприятия пустырей и пустошей идентификационным (или опознавательным) аллегорическим пейзажем «русского мира». Она рождена программой национального пейзажа Романтизма, поисками визуального эквивалента «гения места», в котором скрещиваются природные, социальные, духовные факторы, а также особенности повседневного быта народа. Вместе они моделируют специфический стандарт контекста, который как след или отпечаток неизменно воспроизводится данной нацией в каком бы географическом регионе она ни селилась. Идентификационный российский пейзаж-пустырь ведет свое начало от знаменитой мрачной «Оттепели» Федора Васильева. Этот тип ландшафта продолжен в лирических «мостиках» Поленова и Коровина, а в советское время он лег в основу пейзажной живописи художников-«нон-конформистов», составив естественную альтернативу райским видениям коммунизма. Пустоши и пустыри изображали крупнейшие мастера андерграунда - Эрик Булатов, Олег Васильев, Михаил Рогинский, Дмитрий Плавинский, Семен Фейбисович, а также концептуалисты Ильи Кабаков, Виталий Комар и Алекс Меламид, Александр Бродский. Чтобы подчеркнуть преемственность темы данная выставка открывается работами некоторых из этих мастеров старшего поколения. Но главное место в экспозиции отдано тем, кто представляет постсоветский период российского искусства. В основном это московские и питерские художники, к которым добавился талантливый тандем латышских авангардистов Катрина Нейбурга и Андрис Эглитис, создавших огромную инсталляцию на тему «гаражной жизни» для Венецианской Биеннале-2015. Владивосток на выставке представлен работами знаменитого музыканта и художника-мистификатора Павла Шугурова, чьи работы будут экспонироваться в металлических гаражах – главном атрибуте местных пустырей. В произведениях всех этих художников пустыри и пустоши сохраняют изначальный смысл аллегории русской жизни. Но их пейзажи более не закольцованы на символике социального и экзистенциального неблагополучия, отчуждения, покинутости, застоя и бессилия. В них пустыри и пустоши поданы скорее в привлекательном свете - в качестве оригинальной предметно-пространственной среды насыщенной причудливыми фрагментами «самостроя» и историческими руинами, населенной животными-изгоями, растениями-паразитами и необычными жителями из числа люмпенов и маргиналов. Этот бесшабашный люд не только предается здесь неге и плотским удовольствиям, но занят производственной деятельностью. Непризнанный мир дарует своим обитателям свободную, не санкционированную, бесконтрольную жизнь. Эти места проявляют особенную эстетику, основанную на таких формах и фактурах, которые в зонах порядка и дисциплины имеют негативную коннотацию – на пыли, грязном снеге, перемешанном с глиной, на месиве тягучей, жижеобразной пластики, в которой тонут хаотически перемешанные и перемолотые осколки былой жизни. Пустыри и пустоши – это окна, раскрытые как на историю, чьи материальные свидетельства в других местах власть санирует, так и на будущее, на призрачные утопии, которыми элиты регулярно соблазняют население. Художники не только исследуют морфологию пустыря и пустоши, но и представляют зрителю особенности перевернутой оптики «русского взгляда», которым обитатель таких мест воспринимает внешний мир.

Состав художников:

Кирилл Асс, Александр Бродский, Олег Васильев, Софья Гаврилова, группа «Синий суп», Илья Долгов, Аня Желудь, Алексей Каллима, Виталий Комар и Алекс Меламид, Елизавета Коновалова, Елена Коптяева, Валерий Кошляков, Иван Лунгин, Роман Мокров, Владимир Молочков, Катрина Нейбурга и Андрис Эглитис, Викентий Нилин, Никола Овчинников, Антон Ольшванг, Павел Пепперштейн, Дмитрий Плавинский, Анастасия Потемкина, Михаил Рогинский, Витас Стасюнас, Илья Трушевский, Семен Файбисович, Павел Шугуров.

4-20 СЕНТЯБРЯ / МАСТЕРСКАЯ АРТ-РЕЗИДЕНЦИИ

ВЕРНИСАЖ И ПЕРФОРМАНС: 4 СЕНТЯБРЯ / 19:00

Участник арт-резиденции «Заря» Константин Аджер и участники мастер-класса «Границы в современном искусстве» представят отчетный проект.

Название выставки отсылает к вопросу о границах восприятия и феноменах механизмов человеческого мышления. Художник задается вопросом, почему люди обращают внимание на определенные события и процессы, абсолютно игнорируя другие? Не уходит ли при этом из их поля зрения что-то не менее важное? Изучая психологию игнорирования и забвения, художник приходит к понятию слепой зоны.

В экспозицию, наряду с работами в жанрах видео- и саунд-арта, войдет также графика, а во время вернисажа в выставочных помещениях пройдет ряд перформансов. К примеру, экспериментальный подход художника к музыке и интерес к неочевидным музыкальным формам найдет свое отражение в перформансе «Концерт для двух настройщиков и двух фортепиано», который совместит в едином пространстве двух профессиональных настройщиков фортепиано, давая возможность осознанно воспринимать их деятельность не только как рутинный технический процесс, но и как интимное и творческое действо, требующее не меньших знаний и талантов, чем профессиональное исполнение музыки.

Аудиопроект «Яма» также изучает такое официально исключенное из процесса публичного исполнения музыки явление, как музыка антрактов, которая при всей вспомогательности своей функции складывается в самостоятельную композицию. Воплощение данного проекта стало возможным при всесторонней поддержке администрации Приморской сцены Мариинского театра и лично помощника директора Александра Ивановича Вовненко.

Участники мастер-класса «Границы в современном искусстве», прошедшего на прошлых выходных, также представят результаты своих исследований на тему границ в разнообразных медиа – от стриминг-видео до перформанса.

*Для справки: Константин Аджер, художник мультимедиа и современного искусства (Москва). Окончил Государственное Музыкальное Училище им. Гнесиных; Московский Государственный Институт Культуры (кларнет, саксофон); Заочный Университет Искусств (станковая живопись, графика); Международные Мастерские Театра Синтеза и Анимации "Интерстудио", Мастерская Юрия Соболева. Участник группы "Запасный выход" и программы "Escape". Принимал участие более чем в 50 выставках и проектах.

Вход свободный

13-14 АВГУСТА / МАСТЕРСКАЯ АРТ-РЕЗИДЕНЦИИ (ЦЕХ ЦРМ, ВХОД 5)

ВЕРНИСАЖ 13 АВГУСТА 19:00

Алексея Сухова многие знают как автора паблика «Мой поехавший день», но остались и фанаты другой стороны его творчества - объединения 3KP, одним из создателей и моторов которого был Сухов с 2006 по 2010 г. Сейчас Сухов живёт и работает в Москве, но приехав на несколько дней в город, в котором прошла его бурная и противоречивая юность, не смог удержаться от создания арт-объекта и выставки, на открытие которых мы вас приглашаем 13 августа в 19:00 в мастерскую Арт-резиденции (Цех ЦРМ, вход 5). На выставке будут представлены самые свежие работы Алексея Сухова. Даже во время отдыха дисциплинированный художник не нарушал свои давние традиции - создавать не менее одной работы в день и лучшие из них дополнять wow-текстом. Будучи оторванным от цивилизации, художник не имел возможности выкладывать работы в паблике «Мой поехавший день», поэтому первыми, кто оценит их, станут гости ЗАРИ. Две работы, созданные в мастерской арт-резиденции, выполнены в необычном для художника формате, но тем не менее, продолжают заданную автором художественную форму, которую он сам определяет, как «что-то среднее между комиксом, поэзией и журналистикой».

«Всё ещё держимся, но только благодаря тебе» А.Сухов

Алексей Сухов родился в 1987 г. в Лучегорске, где окончил художественную школу №1.
В 2004 г. поступил в ДВГУ на факультет графического дизайна. Во время учёбы увлёкся живописью и графикой.
В 2006 г. вместе с единомышленниками организовал творческое объединение 3KP, просуществовавшее до 2010 г. За время своего существования группа сняла несколько видеоработ: «Кацуба», «Губы волной», «Стефорге» и др.
В 2012 г. окончил курс иллюстрации в Британской Школе дизайна.
В настоящий момент проживает в Москве, где в феврале 2013 г. создал мультимедийный проект «Мой поехавший день», которым занимается на сегодняшний день.
В 2015 году прошла первая персональная выставка «Мой поехавший день» в ЦСИ «СОЛЬ», г. Владивосток

9 СЕНТЯБРЯ – 30 ОКТЯБРЯ

Во Владивостоке пройдет масштабная выставка и ретроспектива работ немецкого художника Харуна Фароки.

С 9 сентября по 30 октября 2016 года Центр современного искусства «Заря», международный кинофестиваль «Меридианы Тихого» совместно с Гёте-Институтом в Новосибирске представят во Владивостоке масштабную выставку и ретроспективу Харуна Фароки.

Центр современного искусства «Заря» в рамках выставки «И еще кое-что становится видимым» покажет 5 инсталляций Фароки, в том числе последние из них — «Серьезные игры» и «Параллель». С 10 по 16 сентября кинофестиваль «Меридианы Тихого» представит 16 фильмов, созданных с 1960-х по 2000-е годы.

Ретроспектива и выставка продемонстрируют три основные линии, проходящие сквозь творчество Харуна Фароки: государственный интервенционизм, рабочие отношения в современном мире и изображение как точка опоры для восприятия человеком мира и самого себя.

Берлинский киновед и критик, сооснователь блога newfilkritik.de Михаэль Бауте, сотрудничавший в течение многих лет с Харуном Фароки, прочитает вводные лекции к ретроспективе и к выставке. Проект также будет сопровождаться лекциями кураторов Татьяны Кирьяновой (выставка) и Андрея Василенко (ретроспектива) и дискуссиями со зрителями о работе Харуна Фароки и его методах.

По результатам проекта «Харун Фароки. И еще кое-что становится видимым» будет издана двуязычная публикация с текстами художника и других авторов.

Умерший в 2014 году художник давно считается классиком политического документального кино и видеоарта. Его фильмы и тексты середины шестидесятых годов, посвященные истории (после)военной Германии, были восприняты в свое время как радикальный политический и эстетический эксперимент. В последующих инсталляциях и текстах Фароки остро критиковал капиталистическое общество потребления; только лишь в конце 1990-х годов его работа получила заслуженное широкое признание. Идеи Фароки сформировали не одно поколение художников и медиа-теоретиков.

30 ИЮЛЯ – 22 АВГУСТА / ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

ВЕРНИСАЖ: 30 ИЮЛЯ 19:00

Участница арт-резиденции «Заря» Лиза Морозова представит свой отчетный проект «Владивосток-Репейный». Название выставки, аналогичное именам железнодорожных станций, делает акцент на том, что для нее этот проект – воображаемая точка на пути художника-путешественника. В данном случае имеют значение не только географические, но и временные координаты: техника, в которой выполнены составляющие основу выставки объекты, знаменует текущий период художественной деятельности автора.

Лиза Морозова выкладывает из репейника стихи на половых тряпках, причем каждая буква или письменный знак соответствует одному репейнику. Уравненные между собой языковые единицы освобождаются от своего значения, а текст трансформируется в абстрактную композицию. Обнаруживая таким образом визуальную структуру текста, художница исследует грань между вербальным и визуальным.

Использование репейника и половых тряпок в качестве основного медиума становится способом достижения нонспектакулярности, своего рода визуального аскетизма, как определяет его сама художница. Неудобный в обращении, неброский визуально материал становится в руках художницы посредником в передаче состояний «эфемерности, природности, детскости». Можно также предположить, что, используя имеющий четкие тактильные ассоциации репейник, художница придает тексту дополнительную осязательность.

Также здесь находит свое применение часто используемый художницей прием – буквализация устойчивых языковых конструкций, идиом. Так, в своих перформансах и инсталляциях она обыгрывала значение выражений «вешать лапшу», «развесистая клюква» и др.; в данном проекте репейник становится тем, что в буквальном смысле «цепляет» – так, как иногда «цепляет внимание» определенный объект, «цепляет за душу» произведение искусства.

При всей абстрактности конечного результата художнице вовсе не безразлично смысловое содержание используемых ею поэтических текстов. Во время резиденции во Владивостоке Лиза Морозова изучала тексты местных авторов – поэзию, фольклор, песни, общалась с ними и в результате выбрала более десятка произведений. Художницу в первую очередь интересовали поэтические тексты авторов, так или иначе связанных с местным контекстом – от Осипа Мандельштама и Варлама Шаламова, Давида Бурлюка и Арсения Несмелова до современных владивостокских поэтов: объединения «Серая лошадь», Спартака Голикова, а также художников и музыкантов Павла Шугурова и Михаила Павина.

Язык представляется нам точным способом коммуникации между людьми, однако несложно обнаружить его подвижность, податливость, субъективность и ненадежность. По словам Лизы Морозовой, ее выставка «Владивосток-Репейный» – про язык искусства, разные способы схватывания смыслов и про невозможность этого достичь, про тотальную невыразимость.

ВХОД СВОБОДНЫЙ

15 ИЮЛЯ - 24 АВГУСТА / МАЛЫЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ

ВЕРНИСАЖ / 14 ИЮЛЯ / 19:00

“Краб внутри” – новый проект художника московской сцены современного искусства Валерия Чтака, созданный специально во Владивостоке.
С одной стороны, это работа Чтака-резидента, который прибыл во Владивосток с насыщенной программой, включающей, помимо выставки, создание стены (или пространственной фрески, murales) на территории фабрики “Заря” и выступление с андеграундными владивостокскими музыкантами. С другой стороны, эта выставка продолжает череду персональных проектов, которые художнику удалось реализовать за последнее время, в том числе "Технически тут все просто" (Галерея Треугольник, Москва, 2016), "Worshood" (Галерея CUB, Рига, 2015), а также готовящуюся к открытию масштабную выставку в ММСИ.

Визуальный язык, созданный Чтаком, узнаваем и сразу запоминается. Его работы, увидев однажды, невозможно не узнать или приписать авторство кому-то другому. При этом его метод заключает в себе несколько ключевых принципов, которые не исключают один другой, а выстраивают по себе новую художественную реальность, неустойчиво коррелирующуюся с реальностью подлинной. Так, теоретик Екатерина Дёготь отмечает в первую очередь приемы, связанные с функцией языка, чрезвычайно важного инструмента “концептуалиста дигитальной эпохи”, как она окрестила Чтака.

Художественный критик Сергей Гуськов метко отмечает, что Валерий работает со слоями, и действительно, художник не только наносит визуально легко опознаваемый “слой” на любую поверхность, от ящика до стула, но и умело манипулирует функцией, формой и историей найденного объекта, а также выходит за пределы объекта, работает с объемом пространства физического и пространства интеллектуального, в котором находится мнимый зритель. Так, слово “слой” и в буквальном, и в метафорическом значении оказывается как точным описанием фильтра, через который Чтак пропускает окружающие пространства, так и оправданием серийно повторяющихся в его работах фрагментов и эпизодов.

Художник Алексей Булдаков, описывая метод Чтака, называет его упорядочиванием и тиражированием хаоса, постоянным взаимодействием со свалкой, и не только буквально – вещей, ставших фоном для серо-черной росписи, но и хаоса совсем другого типа: мусорной свалкой оказывается невнятная куча имен, фраз, визуальных и текстуальных образов, знаков, – и любой артефакт из этой свалки взят на вооружение, может встретиться тут и там, исчезнуть и снова возникнуть, как бы совсем неожиданно, но уместно и даже неотъемлемо, будто кот, грач или краб всегда здесь был и будет.

В чём секрет Валерия Чтака, ставшего успешным и одним из самых узнаваемых и хорошо продаваемых художников из не перешагнувших пока порог “молодого” искусства, доподлинно неизвестно. Возможно, как и “краб”, он кроется внутри выставки.

ВХОД СВОБОДНЫЙ

2 ИЮЛЯ 10 ИЮЛЯ / МАЛЫЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ

ВЕРНИСАЖ / 2 ИЮЛЯ / 19:00

Проект открывается в пространстве персональной выставки художника «Selected Works». Это масштабная видеоинсталляция, где на объекты с помощью технологии видеомэппинга проецируется видео, снятое в режиме интервальной съемки.

Это антиутопическое сновидение представляет то, что, вероятно, было бы наихудшим кошмаром для местного аборигена. Пророчествуемая цивилизация – это яд. Это предсказание противопоставляет космические волны земным энергиям, когда планета-океан отделяется от транспортных сетей грибного города. Грибницы созданы грешником, они – яд галлюцинаторной силы. Это – отсылка ко злу, угрожающему «природным» людям. Зависимость от яда влечет человека на свою темную сторону, отделяет от природы, приводит к вегетативной стадии и превращает в зомби.

Именно в рамках резиденции во Владивостоке, в этом урбанистическом образовании на границе континета и океана, у художника возникла метафора о природе и цивилизации. Вода, вездесущая и невозмутимая, существует рядом с жизнью цивилизованных людей, с их непрерывными, очевидно бесполезными перемещениями, забывшими о своем природном начале.

Автор текста: Луиз Морин

ВХОД СВОБОДНЫЙ

Справка: Дмитрий Булныгин родился в Новосибирске, но уже в течение многих лет живет и работает в Москве. Участник многочисленных выставок в стране и за рубежом, он также внес заметный вклад в развитие видеоискусства России, став организатором Международного фестиваля сверхкороткого фильма (ESF).


29 ИЮНЯ / 19:00 / ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

Выставка "Скрытое", которая откроется 29 июня в читальном зале ЦСИ "Заря", подведет некоторые итоги исследования, проведенного участником программы арт-резиденции "Заря" Сергеем Новиковым во Владивостоке и Приморском крае.Художник изучает, какое отражение и продолжение в нашей актуальной действительности находят процессы, запущенные в прошлом.
Проект обращается, с одной стороны, к режиму секретности принятия решений, присущему властным структурам государства, с другой - к особому способу функционирования некоторых избранных территорий, анализируя также состояние части общества, непосредственно привлеченной к этой деятельности, переходные периоды и последствия смены охранительного режима на стимулирующий.

ВХОД СВОБОДНЫЙ

3-10 ИЮНЯ / МАСТЕРСКАЯ АРТ-РЕЗИДЕНЦИИ (ЦРМ, 5 ВХОД)

Открытие 3 июня в 17:00

Михаил Заиканов представит некоторые итоги своего полевого и архивного исследования, сделанного в рамках программы резиденции и связанного с историей Приморского края, рассмотренной также через призму истории собственной семьи. Экспозиция связывает воедино эпизод с одним крупнейших тайфунов XX века и судьбу военных городков, проводя параллель между природным стихийным бедствием и разрушительным давлением исторических обстоятельств.

ВХОД СВОБОДНЫЙ